kosta.gif
повестки arrow дождя

жалуем

ПРИСУТСТВУЮЩИХ

OS: Linux s
PHP: 5.1.6
MySQL: 10.0.28-MariaDB-cll-lve
Время: 05:51
Caching: Disabled
GZIP: Enabled
Участников: 4
Новостей: 345
Ссылок: 4
посетителей: 11649980

Wednesday, 22 November 2017

ловкость пальцев
 понимания на которых основывается пророческое
Введите искомое слово.

Названии Комментариях Везде
Редакт. глоссарий
Отправить термин

Все | А | Б | В | Г | Д | З | И | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Ц | Ч | Э | Ю | Я


Д
Найдено 27 записей вглоссарии.
страница: 1 2 3 »
Термин Определение
Двойного Отрицания Закон см.: Закон двойного отрицания. бог вывел в свет иисуса которого свели со света сверстники вот так вот ирод вывел сверстников на свет не вы ли ироды из за которых прячется иисус на древе собственного счастья ещё раз каин авеля отрёкся мол мнит себя а ламех каина мол сам а лжёт вот так иосифом и снят позор для утвержденья ранее не утвердившегося примерь мелхиседек предшествует авраму мол лотом связан узами неправды ну тот и взялся за узлы их развязать рублю с плеча а не забыв чело задействовать в сём акте
 
Двузначная Логика — логика, опирающаяся на двузначнос¬ти (бивалентности) принцип. Двузначной логической системой является логика классическая. Обычно термины «Д.л.» и «класси¬ческая логика» используются как равнозначные. Польский логик Я. Лукасевич (1878-1956) считал непримени¬мым двузначности принцип для высказываний о будущих случай¬ных событиях. Это явилось исходным моментом для построения концепции многозначной логики. / к примеру рассмотрим ирода не как определённое значение отрицательности а как модуль исходной величины дабы определить в конкретной ситуации полный спектр возможностей развития события примерь как поведётся отрицательность как поведётся положительность или на случае со змеем вот отрицательность в причине соответственно ей и следствие такое а подставь в значенье змея положительность увидишь следствием иное или на ситуации иуды вот тот который погубил а вот который жизнь дарует итэпэ ещё раз та же самая ситуация с изменением знаков участвующих в ней персонажей не противоречит самой ситуации ибо является относительно её равнозначной исходной при условии верной интерпретации первоначального сценария
 
Двузначности Принцип - принцип, в соответствии с ко¬торым всякое высказывание либо истинно, либо ложно, т. е. имеет одно из двух возможных истинностных значений — «истинно» и «ложно». Этот принцип лежит в основе логики классической, кото¬рую называют также двузначной логикой. Д.п. был известен еще Аристотелю, который, однако, считал его неприменимым к высказываниям о случайных будущих собы¬тиях. Аристотель утверждал, что истинность высказывания о буду¬щем событии предполагает с необходимостью наступление этого события, а ложность высказывания о нем свидетельствует о его невозможности. Аристотель устанавливал, таким образом, логи¬ческую связь между Д.п. и фатализмом, положением о предопре¬деленности человеческих действий. В более позднее время ограничения, налагаемые на Д.п., обо¬сновывались тем, что он затрудняет анализ высказываний не толь¬ко о будущих событиях, но и о ненаблюдаемых или несуществу¬ющих объектах («Мысль либо зеленая, либо не является зеленой», «Пегас имеет крылья либо не имеет их»), высказываний о переходных состояниях («Утро уже наступило либо еще не наступи¬ло») и т. п. Сомнения в универсальности Д. п. не были реализованы в логи¬ческих системах до появления современной логики, широко использующей методы, сходные с методами математики и не пре¬пятствующие чисто формальному подходу к логическим проблемам. В системах, получивших название многозначной логики, Д. п. заме¬щается многозначности принципом, в соответствии с которым выс¬казывание имеет одно из п возможных значений истинности, где п больше двух и может быть, в частности, бесконечным. После¬дний принцип можно переформулировать так, что двузначная ло¬гика окажется частным случаем многозначной: всякое высказыва¬ние имеет одно из п значений истинности, где п больше или равно двум и меньше или равно бесконечности. Исключение дополнительных значений истинности (сверх «ис¬тинно» и «ложно») превращает большинство логических систем, опирающихся на многозначности принцип, в классическую дву¬значную логику. Последняя оказывается при этом предельным слу¬чаем первых. Двузначная логика описывает типичные случаи упот¬ребления определенных логических знаков («и», «или», «не» и т. п.). Многозначная логика, претендующая на уточнение описания этих же знаков, не может противоречить результатам двузначной, а дол¬жна, напротив, включать их в качестве предельных случаев. Убеждение, будто Д. п. с неизбежностью ведет к признанию (стро¬гого) детерминизма и фатализма, является ошибочным. Столь же ошибочно и предположение, что многозначная логика есть необ¬ходимое средство проведения индетерминистических рассуждений и что ее принятие равносильно отказу от (строгого) детерминизма. / иисус в воде мол не тонул а смысл то бога разве в этом разве не в том чтоб поверх быть того что знают а он мне не чудо знать но чудо не тонуть там где другие тонут иисус мол так плевал что люди прозревали плюнь ты в слепца увидишь немощность свою в иисусе а он мне иисус то сила а я то что вот то то что тебе ли бога представлять когда и сам себе свидетель никак ты в боге с именем никто иисус жизнь отдал за людей вот это подвиг да говорю ему вот сверстники его от бога отошли а он за богом время проводил чтоб их ориентацию сменить да не об этом я а о распятии отдать себя чтоб всех простили ну ну тут я ему и говорю пока я суть да дело излагаю все эти бляди в стороне стоят мол не окажем помощи в сём деле то есть оживу ли быть живее всех живых иисус паралич побеждал вот вот как в боге вы дееспособны смотри что ни попытка сделать шаг то и не шаг проделанной попытки а вроде как его символизация иисус немногим многих насыщал и оставалось на ещё в предмете бога богом кормят а крохи те которые я подал уже ль усвоены народом не уже ль оставлены потомкам иисус от духа плотью стал и математиком становятся от духа математики заметь как от того же тем же не становятся иисус нам обещал пред ним лжецы появятся солгать на бога и он воскреснет их развеять за их ложь но так же вам было обещано коль будете верны то и увидите спасение а коль не будете зачем оно вам на распятие ещё раз кто озабочен собственным желудком тому и бог к желудку свёлся а кто ревнует за предмет тому и бог даётся богом
 
Дедукция (от лат. deductio — выведение) — переход от посы¬лок к заключению, опирающийся на логический закон, в силу чего заключение с логической необходимостью следует из принятых посылок. Характерная особенность Д. заключается в том, что от истинных посылок она всегда ведет только к истинному заключению. Д. как умозаключению, опирающемуся на логический закон и с необходимостью дающему истинное заключение из истинных посылок, противопоставляется индукция — умозаключение, не опирающееся на закон логики и ведущее от истинных посылок к вероятному, или проблематичному, заключению. Дедуктивными являются, напр., умозаключения: Если лед нагревается, он тает. Лед нагревается. Лед тает. Всякий газ летуч. Неон — газ. Неон летуч. Черта, отделяющая посылки от заключения, стоит вместо сло¬ва «следовательно». Примерами индукции могут служить рассуждения: Канада — республика; США — республика. Канада и США — североамериканские государства. Все североамериканские государства являются республика¬ми. Италия — республика; Португалия — республика; Финляндия — республика; Франция — республика. Италия, Португалия, Финляндия, Франция — западноевропейские страны. Все западноевропейские страны являются республиками. Индуктивное умозаключение опирается на некоторые факти¬ческие или психологические основания. В таком умозаключении заключение может содержать информацию, отсутствующую в по¬сылках. Достоверность посылок не означает поэтому достоверно¬сти выведенного из них индуктивно утверждения. Заключение индукции проблематично и нуждается в дальнейшем исследова¬нии. Так, посылки и первого, и второго приведенных индуктив¬ных умозаключений истинны, но заключение первого из них ис¬тинно, а второго — ложно. Действительно, все североамериканские государства — республики; но среди западноевропейских стран имеются не только республики, но и монархии. Особенно характерными Д. являются логические переходы от общего знания к частному типа: Все люди смертны. Все греки - люди. Следовательно, все греки смертны. Во всех случаях, когда требуется рассмотреть какое-то явление на основании уже известного общего правила и вывести в отно¬шении этого явления необходимое заключение, мы умозаключаем в форме Д. Рассуждения, ведущие от знания о части предметов (частного знания) к знанию обо всех предметах определенного класса (общему знанию), - это типичные индукции. Всегда остает¬ся вероятность того, что обобщение окажется поспешным и необоснованным («Сократ - умелый спорщик; Платон — умелый спорщик; значит, каждый человек - умелый спорщик»). Нельзя вместе с тем отождествлять Д. с переходом от общего к частному, а индукцию — с переходом от частного к общему. В рас¬суждении «Шекспир писал сонеты; следовательно, неверно, что Шекспир не писал сонетов» есть Д., но нет перехода от общего к частному. Рассуждение «Если алюминий пластичен или глина пластична, то алюминий пластичен» является, как принято думать, индуктивным, но в нем нет перехода от частного к общему. Д. — это выведение заключений, столь же достоверных, как и приня¬тые посылки, индукция - выведение вероятных (правдоподоб¬ных) заключений. К индуктивным умозаключениям относятся как переходы от частного к общему, так и аналогия, каноны индукции, целевое обоснование и т. д. Тот особый интерес, который проявляется к дедуктивным умозаключениям, понятен. Они позволяют из уже имеющегося зна¬ния получать новые истины, и притом с помощью чистого рассуждения, без обращения к опыту, интуиции, здравому смыслу и т. п. Д. дает стопроцентную гарантию успеха, а не просто обеспечивает ту или иную — быть может, и высокую — вероятность истинного заключения. Отправляясь от истинных посылок и рассуждая де¬дуктивно, мы обязательно во всех случаях получим достоверное знание. Подчеркивая важность Д. в процессе развертывания и обосно¬вания знания, не следует, однако, отрывать ее от индукции и недо¬оценивать последнюю. Почти все общие положения, включая и научные законы, являются результатами индуктивного обобщения. В этом смысле индукция — основа нашего знания. Сама по себе она не гарантирует его истинности и обоснованности, но она по¬рождает предположения, связывает их с опытом и тем самым со¬общает им определенное правдоподобие, более или менее высо¬кую степень вероятности. Опыт — источник и фундамент человеческого знания. Индукция, отправляющаяся от того, что постигается в опыте, является необходимым средством его обоб¬щения и систематизации. В обычных рассуждениях Д. только в редких случаях предстает в полной и развернутой форме. Чаще всего указываются не все используемые посылки, а лишь некоторые. Общие утверждения, ко¬торые кажутся хорошо известными, опускаются. Не всегда явно формулируются и заключения, вытекающие из принятых посылок. Сама логическая связь, существующая между исходными и выводимыми утверждениями, лишь иногда отмечается словами, подоб¬ными «следовательно» и «значит». Нередко Д. является настолько сокращенной, что о ней можно только догадываться. Проводить дедуктивное рассуждение, ничего не опуская и не сокращая, об¬ременительно. Вместе с тем всякий раз, когда возникает сомне¬ние в обоснованности сделанного вывода, необходимо возвращать¬ся к началу рассуждения и воспроизводить его в возможно более полной форме. Без этого трудно или даже невозможно обнаружить допущенную ошибку. Дедуктивная аргументация представляет собой выве¬дение обосновываемого положения из иных, ранее принятых по¬ложений. Если выдвинутое положение удается логически (дедук¬тивно) вывести из уже установленных положений, это означает, что оно приемлемо в той же мере, что и сами эти положения. Обоснование одних утверждений путем ссылки на истинность или приемлемость других утверждений — не единственная функция, выполняемая Д. в процессах аргументации. Дедуктивное рассужде¬ние служит также для верификации (косвенного подтверждения) утверждений: из проверяемого положения дедуктивно выводятся его эмпирические следствия; подтверждение этих следствий оце¬нивается как индуктивный довод в пользу исходного положения. Дедуктивное рассуждение используется также для фальсификации утверждений путем показа того, что вытекающие из них след¬ствия являются ложными. Не достигшая успеха фальсификация представляет собой ослабленный вариант верификации: неудача в опровержении эмпирических следствий проверяемой гипотезы является аргументом, хотя и весьма слабым, в поддержку этой гипотезы. И наконец, Д. используется для систематизации теории или системы знания, прослеживания логических связей входящих в нее утверждений, построения объяснений и пониманий, опи¬рающихся на общие принципы, предлагаемые теорией. Проясне¬ние логической структуры теории, укрепление ее эмпирической базы и выявление ее общих предпосылок является вкладом в обо¬снование входящих в нее утверждений. Дедуктивная аргументация является универсальной, применимой во всех областях рассуждения и в любой аудитории. «И если блаженство есть не что иное, как жизнь вечная, — пишет средневековый философ И.С.Эриугена, — а жизнь вечная — это познание истины, то блаженство - это не что иное, как познание истины». Это теологическое рассуждение представляет собой де¬дуктивное рассуждение, а именно силлогизм. Удельный вес дедуктивной аргументации в разных областях знания существенно различен. Очень широко она применяется в математике и математической физике и только эпизодически - в истории или эстетике. Имея в виду сферу приложения Д., Аристотель писал: «Не следует требовать от оратора научных доказательств, точно так же как от математика не следует требовать эмоциональ¬ного убеждения» (Метафизика. II, 3). Дедуктивная аргументация является очень сильным средством, но, как и всякое такое сред¬ство, она должна использоваться узконаправленно. Попытка стро¬ить аргументацию в форме Д. в тех областях или в той аудитории, которые для этого не годятся, приводит к поверхностным рас¬суждениям, способным создать только иллюзию убедительности. В зависимости от того, насколько широко используется дедуктивная аргументация, все науки принято делить на дедуктив¬ные и индуктивные. В первых используется по преимуще¬ству или даже единственно дедуктивная аргументация. Во вторых такая аргументация играет лишь заведомо вспомогательную роль, а на первом месте стоит эмпирическая аргументация, имеющая индуктивный, вероятностный характер. Типично дедуктивной на¬укой считается математика, образцом индуктивных наук являют¬ся естественные науки. Однако деление наук на дедуктивные и индуктивные, широко распространенное еще в начале этого века, сейчас во многом утратило свое значение. Оно ориентировано на науку, рассматриваемую в статике, как систему надежно и окон¬чательно установленных истин. Понятие Д. является общеметодологическим понятием. В логи¬ке ему соответствует понятие доказательства. / со знанья многого выстраиваем сознанье малого вот дедукция а на основании малого сознанья естественна индукция относительно большего знания пример дедукции мир сотворён богом но так как мир подчинён естественному законодательству то следует что законодательство подчинено естеству которое явилось виновником творения и его поддержания пример индукции математика физика химия и прочие естественные законодательства являются естеством бога но ещё не самим богом как на примере нас с вами воля наша наше естество но заметь как с нашей плотью соотносится так что поспешные индуктивные выводы естественного сомнительного происхождения а естественно развитые исключают из себя ошибки ещё раз дедукция и индукция не противопоставляются друг другу а сосуществуют как действия сложения и вычитания примерь на дедукцию мы знаем определенье бога мы знаем существование мира мы их сложили получить сознание со знания примерь на индукцию имеем сознание наличия в природе авторитетной воли но и имеем в наличии модель исследуемого прототипа так при их сложении исключается неверное знание выходящего за рамки собственного сознания
 
Деление Логическое — логическая операция, посредством которой объем делимого понятия распределяется на известные классы (множества) с точки зрения некоторого признака. Посред¬ством операции Д. л. раскрывается объем того или иного поня¬тия, выясняется, из каких подмножеств состоит множество, соответствующее делимому понятию. Так, по строению листь¬ев множество деревьев может быть подразделено на два подмножества: лиственные деревья и хвойные деревья. Иногда говорят не о Д. л. объема понятия, а просто о Д. л. понятия. Делимое понятие есть понятие, подлежащее делению. Подмно¬жества, которые получаются в результате Д. л. понятия, назы¬ваются членами деления. Признак, по которому производится Д., называют основанием Д. л. Д. л. может быть произведено по признаку, выступающему в различных вариантах (разновидно¬стях). Так, треугольники по признаку величины угла могут быть подразделены на прямоугольные, тупоугольные и остроуголь¬ные именно потому, что признак величины угла может высту¬пать как признак прямоугольности, тупоугольности и остроугольности. Получившиеся в результате Д. л. подмножества (члены деле¬ния) могут, в свою очередь, подвергаться Д. л. Такой вид Д. л. называется последовательным. При выполнении операции Д. л. дол¬жны соблюдаться следующие правила: 1. Д. л. должно быть соразмерным. Это значит, что объем дели¬мого понятия должен быть равен сумме объемов членов Д. л. Напр., это правило будет нарушено, если все леса разделить на хвойные и лиственные (пропущен член Д. л.: смешанные). 2. Д. л. на каждом его этапе должно производиться по одному основанию. Мы нарушим это правило, если, напр., разделим меж¬дународные договоры на справедливые, несправедливые, ус¬тные и письменные: сначала международные договоры мы разде¬лили по признаку их равноправности, а затем — по признаку формы их заключения. 3. Члены Д. л. должны исключать друг друга. Пример, связанный с нарушением этого правила: «Войны бывают справедливые, не¬справедливые и освободительные» (освободительные войны вхо¬дят в объем справедливых). 4. Д. л. должно быть непрерывным. Не будет непрерывным, напр., такое Д. л.: «Грамматические предложения бывают простыми, сложносочиненными и сложноподчиненными». На первом этапе сле¬довало бы грамматические предложения подразделить на простые и сложные, а затем сложные подразделить на сложносочиненные и сложноподчиненные. Д. л. может быть дихотомическим (деление надвое): объем делимого понятия А делится на два исчерпывающих его взаимо¬исключающих множества В и не-В. Так, понятие позвоночных (A) мы можем подразделить сначала на млекопитающих (В) и не¬млекопитающих (не-В). Затем понятие не-В можем подразделить на птиц (С) и не-птиц (не-С). Продолжается такое деление до тех пор, пока отрицательное понятие в некоторой из пар дихотоми¬чески полученных понятий не окажется пустым. Мы подразделим всех позвоночных животных на млекопитающих, птиц, пресмы¬кающихся, земноводных, рыб и круглоротых. / деление это отношение того что исследуем к тому чем исследуем таким образом находим в исследуемом исследуемое пример истина / разум = разумная и разум / истина = истинен ещё раз если предмет бога рассматривается с 12 позиций то соответственно логике деления происходит и рассмотрение предмета с 12 неповторяющихся позиций так образуются два столбца 24 отношений одного к другому а именно разумной ли действительности и истинного ли действующего
 
Денотат (от лат. denoto — обозначаю), или: Десигнат, предметное значение, — в логике и семантике предмет, обозначаемый собственным именем некоторого языка (в формализованном языке - константой или термом), или класс пред¬метов, обозначаемых общим (нарицательным) именем (в формализованном языке - предметной переменной). Напр., собственное имя «Волга» обозначает великую русскую реку Вол¬гу, а сама река Волга является Д. имени «Волга». Общее имя «космонавт» обозначает всех людей, побывавших в космосе, и класс этих людей будет Д. данного общего имени. Другой характеристи¬кой имени является его смысл — совокупность черт предметов, обозначаемых именем, то, что мы усваиваем, когда понимаем имя, и то, благодаря чему мы узнаем, какие предметы оно обозначает. Д. собственных и общих имен, используемых в повседневном и научном языке, далеко не всегда являются реально существу¬ющие предметы и совокупности таких предметов. Часто в качестве Д. выступают идеализированные, абстрактные объекты, напр. объек¬ты арифметики или геометрии; литературные герои, напр. Гамлет или Наташа Ростова; вымышленные, фантастические существа, скажем, гуингмы, и т. п. Если Д. некоторого имени не существует как некоторый реальный объект или совокупность таких объек¬тов, то иногда считают, что такое имя вообще лишено Д. и обла¬дает лишь одним смыслом. Использование языковых выражений такого рода может приводить к ошибкам и противоречиям. Напр., выражение «нынешний король Франции», очевидно, обозначает некоторого человека, относительно которого можно высказать то или иное утверждение, допустим: «Нынешний король Франции лыс». Если мы захотим установить, истинно или ложно это утверж¬дение, мы можем перебрать всех ныне живущих французов с це¬лью обнаружить среди них короля. Ясно, что короля среди них мы не найдем и вынуждены будем заключить, что наше утверждение ложно. Следовательно, должно быть истинно противоположное ут¬верждение: «Нынешний король Франции не лыс». Но, перебрав всех нелысых французов, мы и среди них не обнаружим короля Франции. Поэтому мы будем вынуждены заключить, что два противоположных утверждения одновременно ложны, что является нарушением закона исключенного третьего. Чтобы избежать подоб¬ных ошибок, следует ясно отдавать себе отчет, какого рода суще¬ствованием обладает Д. используемого нами имени. / денотат это единица исследуемого нами качества тогда как десигнат это множество указанного количества ну а номинат это словесное обозначение собственного имени единицы качества предстающего множеством собственного количества пример бог как денотат он единица собственного естества но естество его предстаёт множеством себя количество которого является десигнатом бога вот так сам по себе номинат бога далёк от собственного имени бога как на моём собственном примере я которое пред вами это денотат а муж сын брат отец пророк тело дух преграда путь свет потёмки итэдэ мои десигнаты моего собственного имени которые можно продолжать и продолжать исходя из логики деления заметь как я исследовать абсурд а вот посредством качества меня понять и можно вот так и в боге абсурдом в нём не занимайтесь и на меня не лгите мол занялся не тем ибо у меня всё чётко пример не реку вы исследуете а то ли воду то ли русло то ли направление её потока то ли совокупность этого всего тогда как десигнат её ещё не денотат её но уже чего там такого им заметь как в нём
 
Деонтическая Логика (от греч. deon — долг, правильность), или: Логика норм, нормативная л о г и к а, — раздел ло¬гики, исследующий логическую структуру и логические связи нормативных высказываний. Анализируя рассуждения, посылками или заключениями которых служат такие высказывания, Д.л. отделяет необоснованные схемы рассуждений от обоснованных и система¬тизирует последние. Д. л. слагается из множества систем, или «логик», различа¬ющихся используемыми символическими средствами и доказуе¬мыми утверждениями. Вместе с тем эти «логики» имеют общие черты. Предполагается, что все многообразные нормы имеют одну и ту же структуру. Выделяются четыре структурных «элемента» нор¬мы: характер - норма обязывает, разрешает или запрещает; содержание — действие, которое должно быть, может или не должно быть выполнено; условия приложения; субъект — лицо или группа лиц, которым адресована норма. Не все струк¬турные элементы нормы находят выражение в символическом аппарате Д. л. Те системы, в которых учитывается только содержа¬ние нормы и ее характер, называются абсолютными (или монадическими). В них норма представляется в виде: «Обязательно (разрешено, запрещено) А», где А — высказывание, которое опи¬сывает состояние дел, реализуемое предписываемым действием. Де¬онтические системы, в которых учитываются также условия при¬ложения нормы, называются относительными (или диадическими). В них норма принимает вид: «Обязательно (разре¬шено, запрещено) А в условиях В», где А и В — высказывания, описывающие какие-то состояния. Подход Д. л. к структуре норм является предельно общим. Это позволяет распространить ее законы на нормы любых видов, не¬зависимо от их частных особенностей. Правила игры и грамматики, законы государства и команды, тех¬нические нормы, обычаи, моральные принципы, идеалы и т. д. — нормы всех этих видов имеют одинаковую логическую структуру и демонстрируют одинаковое «логическое поведение». В Д. л. понятия «обязательно», «разрешено» и «запрещено» обыч¬но считаются взаимно определенными. В Д. л. имеют место закон деонтической непротиво¬речивости (выполнение действия и воздержание от него не могут быть вместе обязательными), закон деонтической пол¬ноты (всякое действие или обязательно, или безразлично, или запрещено), законы: логические следствия обязательного — обяза¬тельны; если действие ведет к запрещенному следствию, то само действие запрещено, и т. п. Если Д. л. строится как расширение логической теории дей¬ствия, различаются действие и (сознательное) воздержание от действия, не равносильное простой бездеятельности. Если в осно¬ву Д.л. положена логика взаимодействия, проводится различие меж¬ду типами деятельности, связывающей двух субъектов (предос¬тавление какого-то объекта, навязывание его и т. п.). В соответствии с «Юма принципом», невозможен логический переход от утверждений со связкой «есть» к утверждениям со связ¬кой «должен». Ни одна из существующих деонтических систем не нарушает данный принцип и не санкционирует переходов от описательных посылок к нормативным заключениям. Невозможным считается и логический вывод описательных высказываний из нормативных. Нарушающий якобы это положение «принцип Кан¬та» — «Если должен, то может» (обязательность действия влечет его логическую возможность или выполнимость) — не является на самом деле контрпримером. В нем фигурирует не обязывающая норма, а описательное высказывание о ней. Попытки свести Д. л. к логике описательных высказываний не увен¬чались успехом и сейчас оставлены. Более плодотворным является истолкование норм как частного случая оценок. Норма представляет собой групповую оценку, подкрепленную угрозой наказания (санк¬ции), т. е. социально навязанную и социально закрепленную оценку. «Обязательно действие A» можно определить так: «Действие A оце¬нивается положительно; и хорошо, что уклонение от этого действия сопровождается наказанием». Такое определение нормативных по¬нятий через оценочные позволяет свести деонтические модальности к аксиологическим модальностям и Д. л. к оценок логике. Д. л. нашла уже достаточно широкие и интересные приложения. Понимание логических характеристик норм необходимо для реше¬ния вопросов о месте и роли норм в научном и ином знании, о взаимных связях норм и оценок, норм и описательных высказыва¬ний и т. д. Знание логических законов, которым подчиняется мо¬ральное, правовое, экономическое и всякое иное рассуждение, использующее и обосновывающее нормы, позволяет сделать бо¬лее ясными представления об объектах и методах наук, опериру¬ющих нормами, оказать существенную помощь в их систематизации. Распространяя формальные критерии рациональности на область нормативного рассуждения, Д. л. позволяет дать аргументированную кри¬тику концепциям, утверждающим алогичность такого рассуждения и настаивающим на невозможности сколь-нибудь убедительного обоснования моральных, правовых и иных норм и их систем. Источником философского и методологического интереса яв¬ляется также то, что Д. л. заставляет по-новому взглянуть на ряд собственно логических проблем. В частности, построение логиче¬ской теории нормативных высказываний, не имеющих истиннос¬тного значения, означает выход логики за пределы «царства исти¬ны», в котором она находилась до недавних пор. Понимание логики как науки о приемах получения истинных следствий из истинных посылок должно в связи с этим уступить место более широкой концепции логики. / бог говорит народу народ который мой встречает хлебосольно будет жив а тот который встретил зло или никак предстанет зло или никак народ же отвечает пророк подал плагиат 1.5.23.3 ну что мне тут ему ответить как не послать самих послушать логику о норме долга навсегда как на примере математики она в закон ибо она закон вот так и в боге божье слово ибо оно он сам как на примере математики ещё раз 1.3.5.2:4 смотри как многое в закон смотри как многие не слушают мол убеждены в обратном действии и убеждают в том других 1.1.3.1 которые на бога лгут согласно норматива 2.Х.Х.Х бог нами слово упразднил нам разрешая верить в его гибель ну ну сей грех на вас и вашем будущем сказал пилат и вымыл руки мол исполнил долг обязанность предназначение 1.3.5.13
 
Деонтическая Модальность (от греч. deon - долг, пра¬вильность), или: Нормативная модальность, модальность долженствования, - характеристика практическо¬го действия с точки зрения определенной системы норм. Норма¬тивный статус действия обычно выражается понятиями «обяза¬тельно», «разрешено», «запрещено», «(нормативно) безразлично», используемыми в нормативном высказывании. Напр.: «Обязатель¬но надо заботиться о близких», «Разрешено ездить в автобусе», «Безразлично, как человек называет свою собаку» и т. п.; здесь обязанность является характеристикой определенного круга дей¬ствий с точки зрения принципов морали; разрешение относится к действию, не противоречащему системе правовых норм; норма¬тивное безразличие утверждается относительно достаточно нео¬пределенной системы норм, скажем, совокупности требований обычая, традиции и т. п. Вместо слов «обязательно», «разрешено», «запрещено» могут использоваться слова «должен», «может», «не должен», «необхо¬димо» и т. п. При употреблении понятий «обязательно», «разрешено» и т. п. всегда имеется в виду какая-то нормативная система, налагающая обязанность, предоставляющая разрешение и т. д. Поскольку су¬ществуют различные системы норм и нередко они не согласуются друг с другом, действие, обязательное в рамках одной системы, может быть безразличным или даже запрещенным в рамках дру¬гой. Напр., обязательное с точки зрения морали может быть без¬различным с точки зрения права; запрещенное в одной правовой системе может разрешаться другой такой системой. Д. м. понятия, являющиеся необходимыми структурными ком¬понентами нормативных высказываний, изучаются этикой, тео¬рией права и другими дисциплинами, занимающимися нормами. Логическое исследование норм и нормативных понятий осуще¬ствляется деонтической логикой, называемой также логикой норм. В ней деонтические понятия рассматриваются как модаль¬ные характеристики высказываний, говорящих либо о действиях, либо о состояниях, возникающих в результате того или иного дей¬ствия. С помощью этих понятий все действия, рассматриваемые с точки зрения какой-то системы норм, разбиваются на три класса: обязательные, нормативно безразличные и запрещенные. К раз¬решенным относятся действия, являющиеся обязательными или безразличными. По своим логическим свойствам Д. м. аналогичны модальнос¬тям других групп: логическим («необходимо», «случайно», «не¬возможно»), эпистемическим («убежден», «сомневается», «отвергает»), аксиологическим («хорошо», «(оценочно) безразлично», «плохо») и др. Напр., действие и воздержание от него не могут быть обязательными аналогично тому, как нельзя быть убежденным и в истинности, и в ложности какого-то утверждения, нельзя считать хорошим и наличие, и отсутствие чего-то и т. п. Понятия «обязательно», «разрешено» и «запрещено» считают¬ся взаимно определимыми: >> обязательно то, от чего не разрешено воздерживаться; обя¬зательно все, что запрещено не делать; >> разрешено то, от выполнения чего не обязательно воздерживаться; разрешено все, что не запрещено; >> запрещено то, от чего обязательно воздерживаться; запре¬щено все, что не является разрешенным. По поводу принципа «разрешено все, что не запрещено» нуж¬но отметить, что он принимается не во всех системах деонтиче¬ской логики. О системах, включающих данный принцип, гово¬рится, что они определяют либеральный нормативный режим; системы, не предполагающие, что из отсутствия запрещения ло¬гически вытекает разрешение, характеризуют деспотический нормативный режим. Безразлично действие, не являющееся ни обязательным, ни запрещенным, или, что то же, действие, которое разрешено вы¬полнять и разрешено не выполнять. Эти определения означают, что любую систему норм можно сформулировать не только в виде перечня «обязанностей», но и в форме множества «запрещений» или множества «разрешений» (включающего, конечно, и «неразрешения»). Понятие обязанности (или деонтической необходимости) мож¬но пояснить путем противопоставления ее другим видам необходимости. В зависимости от основания утверждения о необходимо¬сти можно выделить три ее вида: логическую, физическую (называемую также онтологической или каузаль¬ной) и деонтическую (нормативную) необходимость. Логи¬чески необходимо все, что вытекает из законов логики. Физиче¬ски необходимо то, что следует из законов природы. Деонтически необходимо то, что вытекает из законов или норм, действующих в обществе, т. е. то, отрицание чего противоречит таким законам или нормам. Что касается взаимных связей трех видов необходимости, то предполагается, что действие, вменяемое в обязанность, долж¬но быть логически и физически возможным, поскольку невозмож¬но сделать то, что противоречит законам логики или природы. Вместе с тем аналогия между логической и физической необ¬ходимостью, с одной стороны, и деонтической необходимостью, с другой, не является полной. Необходимое в силу законов логи¬ки или законов природы реально существует. Но из обязательное- ти чего-то не следует, что оно имеет место. Принципы морали, законы государства, правила обычая или ритуала и т. п., как изве¬стно, нарушаются. В логике предложено определение обязательности - а значит, и других деонтических понятий — через понятие наказания (санкции): действие обязательно, когда воздержание от него вле¬чет за собой наказание. Однако при таком определении само понятие наказания должно быть нормативным, иначе окажет¬ся, что нормативное высказывание сводится к высказыванию описательному. Нормы являются частным случаем оценок (см.: Оценочное выс¬казывание). Это дает основание определить «обязательно» через «хорошо»: действие обязательно, когда оно представляет собой позитивную ценность, и хорошо, что воздержание от него ведет к наказанию. К примеру: «Обязательно быть честным, когда правди¬вость оценивается позитивно, и хорошо, что нечестность влечет осуждение». Д.м. является, таким образом, частным случаем аксиологической (оценочной) модальности. / в народе сильные решили богу отдать небеса а себе оставить землю а решили так чтоб быть над умными а не под мудрыми народа вот так народ и сбили с толку послушай сам как говорят в ответ народом избраны в правление слышишь как не умными а теми кто с умом не дружит ибо если бы дружили видели б подставу ещё раз если систему общества рассмотреть как общественный транспорт руководителей общества как водительский состав этого транспорта само общество как пассажиров транспорта действующего водительского состава то оказывается соответственно деонтической модальности например обязательно что ибо соответственно сигналам светофора как
 
Дескрипция Определенная (от лат. descriptio - описание) -языковое выражение, служащее для обозначения единичных объек¬тов посредством описания их свойств или отношений к другим объектам. В языке Д. о. выполняет те же функции, что и соб¬ственное имя. Объект можно обозначить именем, напр. «Го¬мер», «Эверест», «Авраам Линкольн», но и его же можно выде¬лить и посредством Д. о.: «Тот древнегреческий поэт, которому приписывают авторство "Илиады" и "Одиссеи"», «Та горная вер¬шина, которая является самой высокой на земном шаре», «Тот президент США, который возглавил борьбу за освобождение не¬фов». Д. о. необходима тогда, когда в языке нет собственного име¬ни для некоторого объекта, напр.: «самый глупый человек на Зем¬ле», «изобретатель колеса», «самая плодоносная яблоня в данном саду». Однако Д.о. может относиться и к тем объектам, которые обозначаются собственными именами. Для того чтобы использование Д.о. не приводило к противо¬речиям, она должна удовлетворять следующим двум условиям: 1) существования: объект, к которому относится Д.о., должен существовать; 2) единственности: этот объект должен быть един¬ственным. / астрономия это сущность которая умилостивила свою собственность сожжением бруно или та которая умилостивилась его приношением иже бог это тот который велел распять для собственного имени или же тот который принял собственность иисуса в жертву умилостивления ещё раз описания номинатов то есть расписывание определения служат хорошей проверкой их употребления не сквернословят ли употребляющие примерь закон это то что вместе с богом так почему законом то что без него охранники балоги если законники то не беспредельщики а если вторые то не первые исполнители неверного постановления не являются исполняющими закон ибо закон это когда постановляют верное так почему запрещающие детское питание по ошибочному постановлению почитают себя в законе высшим органом которому должны не прекословить порядочность это действия направленные на уборку территории или на её загрязнение так почему мусор не тот который мусор а тот который мусорщик потому что соприкоснувшись с ним испачкаешься им сквернословие разве слова определённой комбинации рождающей определённое созвучие а может всё же скверно словят маты есть как десигнаты слова а есть как десигнаты денотата скверны итэдэ
 
Диаграммы Венна - геометрическое наглядное представле¬ние отношений между классами (объемами понятий) в буле¬вой алгебре с помощью кругов или иных фигур. Д. В. были введены в логику в конце XIX в. англ. логиком Дж. Венном. Элемент 1 булевой алгебры представляется как универсаль¬ный класс, или рассматриваемая предметная область; ее мож¬но изображать в виде квадрата. Элементу 0 соответствует пустой класс. Некоторый непустой класс А представляется в виде круга, включенного в предметную область. То, что лежит за пределами класса A, является его дополнением А: Сумма двух классов A È В представляется в виде объединения изображающих их кругов: Произведение двух классов AÇВ представляется в виде общей части изображающих их кругов: Допустим теперь, что нам нужно с помощью Д. В. наглядно представить класс AÈ(BÇС). Сначала образуем класс ВÇС, ко¬торый представляет собой общую часть классов В и С, а затем к этой общей части добавляем весь класс A и в итоге получаем: Д. В. используются для наглядной иллюстрации справедливости аксиом и теорем булевой алгебры, а также для представления от¬ношений между объемами понятий. / ной в воде поверх воды и исус с таким же поверх в иоанн с народом избегающим зануриться поглубже и пилат с таим же избегающим подумать или вот это бог человека сотворил вот перечень кого а вот и проклял перечисленных за то что в перечне другом или вот так вот чела бога в век навеки а вот фанаты каждого против собственно кого заметь команда бога то одна а эти за игроков команды против собственно сплочённой выступить одной или как это достоин бог быть недоразвито вот то то что чего ж стоите против всякого в боге развития за веры ваши в нём которые пора бы в боге развивать а не ими в нём командовать довольно мол с вас оного вот так и связи ваши в нём по диаграммам венна вот писания а вот по ним ну и где вы не отметились так чтоб быть отмечено красиво ещё раз параллельные места писания идентичные маяки различных народов соответствия жизненных ситуаций описанным ну и что ещё под что уже
 


Все | А | Б | В | Г | Д | З | И | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Ц | Ч | Э | Ю | Я


Glossary V2.0

БЛАГОУСТРАИВАТЬ

для записи 2.27.20.6

чинам чести 1.1.49 чинам чести 2.27.7