kosta.gif
повестки

жалуем

ПРИСУТСТВУЮЩИХ

OS: Linux s
PHP: 5.1.6
MySQL: 10.0.34-MariaDB-cll-lve
Время: 20:29
Caching: Disabled
GZIP: Enabled
Участников: 4
Новостей: 345
Ссылок: 4
посетителей: 11964531

Thursday, 19 July 2018

ловкость пальцев
 понимания на которых основывается пророческое
А
Введите искомое слово.

Названии Комментариях Везде
Редакт. глоссарий
Отправить термин

Все | А | Б | В | Г | Д | З | И | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Ц | Ч | Э | Ю | Я


Найдено 400 записей вглоссарии.
страница: «1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 »
Термин Определение
Индукция Неполная - индуктивный вывод о том, что всем представителям изучаемого множества принадлежит свойство Р на том основании, что Р принадлежит некоторым представителям этого множества. Так, напр., узнав о том, что инженер А работает продавцом, инженер B работает продавцом и инженер С также ра¬ботает продавцом, вы можете сделать индуктивный вывод, что все инженеры ныне работают продавцами. Множество инженеров ве¬лико, трудно или даже невозможно установить, чем сейчас занимается каждый из них, поэтому ваше индуктивное заключение связано с риском: оно может оказаться ошибочным. Для повыше¬ния степени надежности индуктивного вывода используют спе¬циальные методы (см.: Индукция научная, Индукции каноны). / если изначально рассматривать индукцию как ошибочное умозаключение то она и будет рассматриваться не как предварительная оценка ситуации а как окончательная ошибка умозаключения но если расширим рассмотрение вопроса то получим приём примерки перед окончательным решением вопроса ещё раз получается эффект фиксации приближения к рассматриваемому объекту примерь чем ближе тем ясней а чем дальше тем неконкретнее
 
Индукция Полная - индукция, в которой делается заключе¬ние о том, что всем представителям изучаемого множества принадлежит свойство Р, на основании полученной при опытном ис¬следовании информации о том, что каждому представителю изучаемого множества принадлежит свойство Р. Умозаключения полной индукции являются дедуктивными в том смысле, что зак¬лючение в них следует из посылок с логической необходимостью: при истинности посылок, применяя известные правила логики, мы не можем получить ложного заключения. / 7пи = дэ ещё раз вот эти обода вокруг изучаемого предмета который предстаёт в виде некой оси данной окружности соотносятся своими величинами к расстояниям разделяющим аспекты от объекта в постоянную величину 3.14 смотри нумерологию теперь примерь пизда это дыра потому что изначально непригляден сей аспект когда же он прилежен тогда он израиль на всём своём пути к овладению объектом вот так иаковом вначале до израиля на пути с себя родить себе 12 как пи’лат
 
Индукция Популярная - наиболее распространенный вид индуктивного вывода, в котором не предпринимается никаких мер для повышения достоверности заключения. Именно так мы чаще всего рассуждаем в повседневной жизни. Напр., столкнувшись с грубостью одного-двух чиновников к.-л. учреждения, мы с лег¬костью делаем вывод о том, что все сотрудники этого учреж¬дения грубияны, или, купив два-три раза в магазине испорчен¬ные консервы, мы заключаем, что все консервы в этом магази¬не испорчены. Ясно, что такого рода заключения часто оказыва¬ются ложными. В таких случаях мы совершаем ошибку поспеш¬ного обобщения. Для того чтобы избежать этой ошибки, ис¬пользуют специальные приемы для повышения степени досто¬верности индуктивного вывода (см.: Индукция научная). / ра’ды ещё раз если ды исходное то ра как следственное заведомо сомнительно когда же ра есть истинный антецедент то ды с него есть истинный консеквент
 
Интенсионал И Экстенсионал- понятия, введенные ав¬стрийским логиком и философом Р. Карнапом для анализа значения языковых выражений. Метод И. и Э. представляет собой модификацию и дальнейшую разработку семантической концеп¬ции немецкого математика и логика Г. Фреге. Но если для Фреге исходным и основным было понятие имени, то Карнап скорее ориентировался на роль прилагательных - он анализировал предикаты. Утверждение «Сократ — человек» можно трактовать двоя¬ко. Можно считать, что это утверждение приписывает Сократу некоторое свойство «быть человеком». В то же время данное утвер¬ждение можно рассматривать как говорящее о том, что индивиду¬ум Сократ включается в класс людей. Этот пример показывает, что предикат, в данном случае «человек», может обозначать как свойство, так и класс. Классы и свойства взаимосвязаны: каждое свойство задает некоторый класс и каждому классу соответствует некоторое свойство. Объекты, обладающие свойством «быть чело¬веком», образуют класс людей; с другой стороны, класс людей характеризуется тем, что входящие в него элементы обладают свой¬ством «быть человеком». Класс, задаваемый некоторым свойством, может быть и пустым. Большую роль в концепции Карнапа играет понятие эквива¬лентности. Два класса эквивалентны, если они состоят из одних и тех же элементов. Два предиката эквивалентны, если они обозначают один и тот же класс. Класс, обозначаемый предикатным вы¬ражением, называется Э. этого выражения. И. предикатного выра¬жения Карнап называет выражаемое им свойство. Напр., Э. предиката «человек» является класс людей; его И. будет свойство «быть человеком». Предикаты «человек» и «существо, имеющее мягкую мочку уха» будут экстенсионально эквивалентны, т. к. обо¬значают один и тот же класс. Предикаты «человек» и «существо, способное производить орудия труда» не только экстенсионально, но и интенсионально эквивалентны, т. к. обозначают один и тот же класс и выражают одно и то же свойство. Поскольку два предложения являются эквивалентными в том случае, когда имеют одинаковое истинностное значение, постоль¬ку Э. предложения целесообразно считать его истинностное значе¬ние. И. предложения является выражаемое им суждение, мысль. Э. собственного имени Карнап считал предмет, обозначаемый этим именем; И. имени является концепт - индивидуальное понятие. Понятия Э. и И. лежат в основе различения экстенсиональных и интенсиональных контекстов. Экстенсиональ¬ными контекстами называют множества утверждений, в которых взаимозаменимы экстенсионально эквивалентные языковые вы¬ражения, т. е. которые учитывают лишь Э. выражений. Интенсиональный контекст допускает замену только интенсионально эк¬вивалентных выражений, т. е. для него важны И. выражений (см.: Имя, Смысл, Значение). / как на примере математической индукции давай христа рассматривать как доминанту классов свойств как на примере мёртвых душ от гоголя вот классы плюшкинов и собакевичей малининых и чичиковых а вот и свойства классов их отличающие друг от друга смотри как плоть христа определит к себе противную антихриста как оживёт воскреснет станет действовать и утверждаться в ответ же не дают ему собой воскреснуть мол им написано не примазывайтесь к христу вот вот будучи совсем не им ещё раз кирилл и православие его его объединение ну а дальше что какое будет реформирование вот то то что не будет никакого ибо будет то же самое попы кадила отпеванье мёртвых свечи булки пряники и ничего что богу б соответствовало и право его славило быть в господах а не в хвостах заметь что в бога он привнёс вот так что вынес от него то и привнёс в его а именно и ничего чем славен бог как класс и собственное свойство
 
Интерпретация (от лат. interpretatio - разъяснение, истолко¬вание) - в логике приписывание некоторого содержательного смысла, значения символам и формулам формальной системы; в результате формальная система превращается в язык, описыва¬ющий ту или иную предметную область. Сама эта предметная об¬ласть и значения, приписываемые символам и формулам, также наз. И. Рассмотрим обычное построение исчисления высказываний. Сначала задается список исходных с и м в о л о в: А, В, С, ...; ~, &, Ú®,), (. Затем устанавливаются правила построения формул: 1. Отдельная буква из числа А, В, С,... есть формула. 2. Если х есть формула, то ~ х тоже формула. 3. Если х и у - формулы, то х&у, xvу, х->у тоже будут формулами. К этому добавляются правила, позволяющие из одних фор¬мул получать другие. В частности, некоторые формулы, построен¬ные в соответствии с правилами построения, можно принять в качестве аксиом, добавить к ним правило подстановки, разрешающее на место одной правильно построенной формулы под¬ставлять другую правильно построенную формулу, и правило от¬деления: из формул х -> у и х можно получить формулу у. Такое синтаксическое построение формальной системы пред¬ставляет собой просто игру с символами, когда мы комбинируем символы в соответствии с правилами, соединяем их, разъединя¬ем, из одних получаем другие и т. п. Для того чтобы система при¬обрела смысл, стала языком, описанием каких-то объектов, связей и отношений между объектами, нужно придать ей И. Это делается следующим образом. Сначала приписывается значение исходным символам. Будем считать, что символы А, В, С, ... представляют предложения, которые могут быть истинными или ложными. Истинность или ложность сложных формул устанавливается следующим образом: Если формула х истинна, то формула ~ х ложна, если формула х ложна, то формула ~ х истинна. Формула х&у истинна только в том случае, если х истинна и у истинна; во всех остальных случаях формула х & у ложна. Формула xvy ложна только в том случае, если х ложна и у лож¬на; во всех остальных случаях формула х v у истинна. Формула х -> у ложна только в том случае, если х истинна, а у ложна; во всех остальных случаях формула х -> у истинна. После И. формул синтаксической системы она становится сис¬темой предложений, обозначающих истину или ложь, а правила преобразования одних формул в другие превращаются в правила вывода одних предложений из других. Подставляя в формулы кон¬кретные истинные или ложные предложения, мы можем устанав¬ливать между ними разнообразные логические отношения. Можно придать исходным символам и другую И., напр. считать, что А, В, С, ... обозначают события, а символ «®» выражает причинную связь событий. Тогда выражение «А®В» приобретает такой смысл: со¬бытие A причинно влечет событие В. Если в формальной системе имеются знаки для индивидуаль¬ных переменных, скажем, х, у, z, ...;, для предикатных выражений -Р, Q, ...; для кванторов -", $, то мы можем образовать формулы вида"хР(х) и $хР(х). Для И. таких формул вводят некоторую область объектов, по которым пробегают индивидные перемен¬ные, и свойства этих объектов, которые обозначаются предикат¬ными выражениями. Тогда предложение вида"хР(х) считается истинным, если все объекты данной области обладают свойством Р. Предложение вида$хР(х) истинно, если хотя бы один объект из нашей объектной области обладает свойством Р. В отличие от формальных логических систем, в содержатель¬ных естественнонаучных и математических теориях всегда подразумевается некоторая И.: в таких теориях используются лишь осмысленные выражения, т. е. смысл каждого выражения предпо¬лагается заранее известным. В общем случае понятия и предложе¬ния естественнонаучных теорий интерпретируются посредством образов сознания, идеальных объектов, совокупность которых должна быть адекватна интерпретируемой теории относительно описываемых свойств объектов. И. теоретических построений раз¬витых областей научного знания носит, как правило, опосредованный характер и включает в себя многоступенчатые, иерар¬хические системы промежуточных И. Связь начального и конечного звеньев таких иерархий обеспечивается тем, что И. интерпретаций к.-л. теории дает и непосредственную ее И. В математике интерпретируемость различных систем аксиом с помощью других аксиоматических теорий служит традиционным средством установления их относительной непротиворечивости (на¬чиная с доказательства непротиворечивости неевклидовой гео¬метрии Лобачевского посредством ее И. в терминах обычной геометрии Евклида). В повседневном языке И. называют истолкование, раскрытие смысла того или иного положения, текста, художественного произведения. Однако в процессе И. текста или музыкального произведения интерпретатор - литературовед, режиссер, исполнитель всегда вносит в интерпретируемый материал некоторый личност¬ный смысл, истолковывает его по своему. Это служит основой множественности И. в искусстве и литературе. / вот бог что ной почил от дел ибо ну и дела вот встал его пророк что ноев уд мол на делА для дЕла вот сверстники его одни хи хи другие же и сами в деле дело покрывают ещё раз 1.1.24 бог что авраам состарился то есть до смерти близок ибо так в нём дела не к его жизни делаются пророк его что раб его то есть по воле его действует а не по собственному умыслу религия как та земля в которой он до смерти доведён вот так пророку бог и молвил сумеешь вывести меня отсель благословлю собою землю а не сумеешь нет им меня и не будет как и не было заметь наука та ревекка которая могла бы бога зачерпнуть но дура и себе ибо идёт в отказ от бога 1.1.24.8 ну а я как прежде оставляю недострой нет религии творца ибо как творец она негодна 1.11.18
 
Интерсубъективный (от лат. inter - между) - межлично¬стный, общий, общедоступный, в противоположность лично¬му, индивидуальному, уникальному. В логико-методологической литературе понятие интерсубъективности получило широкое распространение в связи с программой эмпирического обо¬снования науки, выдвинутой представителями логического позитивизма в 20-х годах XX в. Эмпирическое обоснование науки, по мнению логических позитивистов, должно состоять в логическом сведении всех научных понятий и утверждений к таким понятиям и предложениям, ко¬торые непосредственно выражают чувственные переживания субъекта, напр. «красный», «теплый», «Я чувствую боль» и т. п. Непосредственная связь с чувственным опытом обеспечивает осмысленность понятий и несомненную достоверность предложений. Однако если содержание понятий и предложений определяется только чувственным опытом субъекта, то каждый человек образу¬ет свой собственный эмпирический язык, выражающий его собственные чувства и переживания. Эмпирические предложения, выражающие чувственный опыт одного человека, будут непонят¬ны другому человеку, чувственный опыт которого отличается от опыта первого. Эмпирические языки, значения понятий и пред¬ложений при таком подходе оказываются субъективными. Поэто¬му встает вопрос отыскания или построения И. языка, слова и предложения которого были бы понятны всем людям и который вместе с тем был бы связан с чувственным восприятием и мог служить эмпирическим базисом науки. Таким языком был при¬знан фрагмент повседневного языка, относящийся к чувственно воспринимаемым объектам и их свойствам. / в пример история иосифа 1.1.40 в темнице он а рядом хлебодар и виночерпий то есть тот который богу подаёт ну и тот который бога черпает видишь в образе религию тогда увидишь в ней науку ну а тем кто слеп есть иное в зрения 1.1.41 вот способные увидеть а вот тоже древа созерцания ещё раз интерпретация и есть интерсубъективностью смотри как образное мышление вызывает ассоциативное с естественным усугублением у кого остроумия а у кого тупости так что не удавайтесь до утопии мол язык умных понятен и тупым ибо потому и неумны что далёки от ума как ты им не подсобляй в доказательство история иисуса вишь оплату за труды после как понятен стал
 
Интуитивная Логика - интуитивные представления о пра¬вильности рассуждений, сложившиеся стихийно в процессе повседневной практики мышления. И. л., как правило, успешно справляется с встающими перед нею задачами, но совершенно недостаточна для анализа и критики неправильных рассуждений. Правильно ли рассуждает человек, когда говорит: «Если бы барий был металлом, он проводил бы электрический ток; барий прово¬дит электрический ток, следовательно, он металл»? Чаще всего на основе логической интуиции отвечают: правильно, барий металл и он проводит ток. Этот ответ, однако, неверен. Логическая правильность, как гласит теория, зависит только от способа свя¬зи утверждений. Она не зависит от того, истинны используемые в выводе утверждения или нет. Хотя все три утверждения, входящие в рассуждение, верны, между ними нет логической связи. Рассуждение построено по неправильной схеме: «Если есть первое, то есть второе; второе есть; значит, есть и первое». Такая схема от истинных исходных положений может вести не только к истинно¬му, но и к ложному заключению, она не гарантирует получения новых истин из имеющихся. В рассуждении «Если у человека по¬вышенная температура, он болен; человек болен; следовательно, у него повышенная температура» обе посылки могут быть истин¬ными, а заключение ложным: многие болезни протекают без по¬вышения температуры. Другой пример: «Если бы шел дождь, зем¬ля была бы мокрой; но дождя нет; значит, земля не мокрая». Это рассуждение интуитивно обычно оценивается как правильное, но достаточно небольшого рассуждения, чтобы убедиться, что это не так. Верно, что в дождь земля всегда мокрая; но если дождя нет, из этого вовсе не следует, что она сухая: земля может быть просто полита или быть мокрой после таяния снега. Рассуждение опять-таки идет по неправильной схеме: «Если первое, то второе; но первого нет; значит, нет и второго». Эта схема может привести от истинных посылок к ошибочному заключению: «Если у человека повышенная температура, он болен; у него нет повышенной тем¬пературы; значит, он не болен». Эти простые примеры показывают, что логика, усвоенная стихийно, даже в обычных ситуациях может оказаться ненадежной. Навык правильного мышления не предполагает к.-л. теорети¬ческих знаний, умения объяснить, почему что-то делается именно так, а не иначе. К тому же сама И. л., как правило, беззащитна перед лицом критики. Усвоение языка есть одновременно и усвоение общечелове¬ческой, не зависящей от конкретных языков логики. Без нее, как и без грамматики, нет, в сущности, владения языком. В дальней¬шем стихийно сложившееся знание грамматики систематизиру¬ется и шлифуется в процессе школьного обучения. На логику же специального внимания обычно не обращается, ее совершенство¬вание остается стихийным процессом. Нет поэтому ничего стран¬ного в том, что, научившись на практике последовательно и дока¬зательно рассуждать, человек затрудняется ответить, какими принципами он при этом руководствуется. Почувствовав сбой в рассуждении, он оказывается, как правило, не способным объяснить, какая логическая ошибка допущена. Это под силу только теории логики. / помнишь евангелие и будут первые последними ибо станут первыми последние так как те о деле не радели но от достатка подходили мол делятся излишеством в то время как от остальных и этого я не дождался тогда как те радели делу и отдавались оному сполна а не равнялись на содом женою лота мол лучше как никак вот этих ибо дело в том нуждалось чтоб не тлеть от недофинансирования недоучастия недо прочего тяп ляп а разгореться в силу средств усилий прочего усердия ещё раз притчей с евангелия виноградарь и работники те с утра ему трудились те лишь к вечеру пристали но цена им всем одна ибо те которые с утра без работы тех кто с вечера отличались в качестве труда потому и не было конца положившему начало заметь в организации один общение с которым платно так что как платили так имели в дворе администрация которая несёт заботу о марии с её сыном так что как несли так приближал в органах органа производственники и реализаторы которым бога подаю для дальнейшего живи так что как тем жили так тем живы ну и орган нам в начало для развития его к совершению им дела так что как радели о котором так радели и которым пээс неужто непонятно если между прочим относиться к делу то между прочим будет дело когда же дело ставить во главу оно поднимется плечами не быть где то там внизу или мне скажут вот мол ты а вот мол дело вишь как дело в обществе никак при твоём над ним потением я отвечу вашим предложением никак то вами а не мной по указанной причине потеть для бога отказались потому и бог не в поте в ступах воду святит чертям мол огорчаться ли в весельях огорченью нерадивых
 
Интуиционизм - направление в обосновании математики и логики, согласно которому конечным критерием приемлемости методов и результатов этих наук является наглядно-содержатель¬ная интуиция. Вся математика должна опираться, согласно И., на интуитивное представление ряда натуральных чисел и на прин¬цип математической индукции, истолковываемый как требование действовать последовательно, шаг за шагом; допускаются лишь конструктивные доказательства существования рассматриваемого объекта, указывающие способ его построения. Создателем И. является голландский математик Л. Э. Я. Брауэр (1881 — 1966). В начале XX в. он выдвинул программу радикальной перестройки математики, противопоставив ее концепции сведе¬ния математики к логике (см.: Логицизм) и истолкованию мате¬матики исключительно как языка математических символов (см.: Формализм). Представители И. полагают, что чистая математика является мыслительной активностью, не зависящей от языка, ее объект -нелингвистические математические конструкции. Язык служит лишь для сообщения математических идей, математика не сво¬дится к языку и тем более не может быть истолкована как особый язык. Предметом исследования (математической) логики являет¬ся математический язык, более или менее адекватно передающий математические построения. Логика вторична по отношению к ма¬тематике, последняя не может быть обоснована с помощью логи¬ческих средств. Основной тезис интуиционистов гласит, что существование в математике — это то же самое, что конструктивность, или «построяемость». Из существования математического объекта вытека¬ет его непротиворечивость, но не наоборот: не каждый непроти¬воречивый объект существует. Построение является единственным средством обоснования в математике. Интуиционисты подвергли резкой критике закон исключенного третьего, закон (снятия) двойного отрицания и ряд других зако¬нов логики классической. Согласно Брауэру, логические законы не являются абсолютными истинами, не зависящими от того, к чему они прилагаются. Закон исключенного третьего, верный в случае конечной математики, неприменим в рассуждениях о бесконечных множествах. Объекты бесконечного множества невозможно пере¬брать. Если в процессе перебора не удалось найти элемент с требу¬емым свойством, ни утверждение о существовании такого объекта, ни отрицание этого утверждения не является истинным. Критика И. классической логики привела к созданию нового направления в логике — интуиционистской логики. Одновременно с Брауэром сомнения в универсальной прило¬жимости закона исключенного третьего высказал рус. философ и логик Н. А. Васильев (1880-1940). Он ставил своей задачей постро¬ение такой системы логики, в которой была бы ограничена не только сфера действия этого закона, но и непротиворечия закона. Казавшиеся парадоксальными, идеи Васильева не были в свое время оценены по достоинству. / о вторичности логики и первичности математики в качестве доказательства опровергающего противоречие первичности логики по отношению к математике примерь если математика то логика но если логика то только лишь математика ещё раз язык это способ изложения ну и разве математика не способ а то что она не только способ так об этом и не спорят или есть узко смотрящие в аудитории логики которым ясны задачи только с конечными величинами потому и выносят решения бесконечных величин в отдельную науку иль в ненауку в отличие от математиков у которых оба случая совмещены в одной науке заметь наглядно содержательную интуицию в собственном переводе вышесказанного на предмет бога к примеру конечность и бесконечность с чем ассоциируются в предмете бога? с нашим в нём и им же в собственном! логика и математика как если то? с наукой подходить и выносить! видишь естественность первичности и связи есть во что потому что стало от кого то
 
Интуиционистская Логика - одна из наиболее важных ветвей логики неклассической, имеющая своей философской пред¬посылкой программу интуиционизма. Выдвигая на первый план ма¬тематическую интуицию, интуиционисты не придавали большого значения систематизации логических правил. Только в 1930 г. гол¬ландский математик и логик А. Гейтинг — ученик создателя интуиционизма Л. Брауэра - дал аксиоматическую формулировку И. л., подчеркнув, что «интуиционизм развивается независимо от фор¬мализации, которая может идти только по следам математи¬ческой конструкции». В И. л. не действует закон исключенного тре¬тьего, а также ряд других законов логики классической, позволяющих доказывать существование объектов, которые невозможно реали¬зовать или вычислить. В числе таких законов — закон (снятия) двой¬ного отрицания и закон приведения к абсурду. Отбрасывание закона исключенного третьего не означает при¬нятия отрицания этого закона; напротив, И. л. утверждает, что от¬рицание отрицания этого закона (его двойное отрицание) явля¬ется верным. Отбрасывание не должно пониматься также как введение какого-то третьего истинностного значения, промежуточного между истиной и ложью. В классической логике центральную роль играет понятие исти¬ны. На его основе определяются логические связки, позволяющие строить сложные высказывания. В И. л. смысл связок задается пу¬тем указания тех необходимых и достаточных условий, при кото¬рых может утверждаться сложное высказывание. Если р и q — некоторые высказывания, то их конъюнкцию (р и q) можно утверждать, только если можно утверждать как р, так и q. Дизъюнкцию (р или q) можно утверждать тогда и только тогда, когда можно утверждать хотя бы одно из высказываний р и q. Математическое высказывание р можно утверждать только после прове¬дения некоторого математического построения с определенными свойствами; соответственно отрицание р можно утверждать, если и только если имеется построение, приводящее к противоречию предположение о том, что построение р выполнено. Понятие противоречия здесь принимается в качестве неопределяемого, прак¬тически противоречие всегда можно привести к форме 1 = 2. Импликацию (если р, то q) можно утверждать, только если имеется такое построение, которое, будучи объединено с построением р, автоматически дает построение q. Интуиционистское понимание логических связок таково, что из доказательства истинности высказывания всегда можно извлечь способ построения объектов, существование которых утверждается. И. л. является единственной из неклассических логик, в рамках которой производилась достаточно последовательная и глубокая разработка многих разделов математики. Эта логика позволяет тонко и точно исследовать трудный и важный вопрос о характере существования объектов, исследуемых в математике. Идеи, касающиеся ограниченной приложимости законов исклю¬ченного третьего, снятия двойного отрицания, редукции к абсурду и связанных с ними способов математического доказательства, разрабатывались рус. математиками А. Н. Колмогоровым (1903-1985), В. И. Гливенко (1897-1910), А. А. Марковым (1903-1979), Н. А. Шани¬ным (р. 1919) и др. В результате критического переосмысления ос¬новных принципов И.л. возникла конструктивная логика, также считающая неправильным перенос ряда логических принципов, применимых в рассуждениях о конечных множествах, на область бесконечных множеств. / если бог у нас это некая бесконечная величина нашего восприятия то подходить к нему с восприятием конечных величин не есть его воспринять ибо есть сказать себя на том основании что этой самой конченой предстал сам инструмент мышления ещё раз можно рассматривать предмет бога на оси ноль бесконечность то есть от полного его отсутствия до полного ли его представления или на оси плюс бесконечность до минус бесконечность то есть от полного ли его представления до соответствующего представлению несоответствующего представления или от минус бесконечности до плюс бесконечности то есть от сомнительного представления до более вероятного ну и от бесконечности до нуля то есть от понимающего предмет разговора до 1.1.1.2
 
Интуиция (от лат. intuitio — пристальное, внимательное всматривание, созерцание) — способность к прямому усмотрению ис¬тины, постижению ее без всякого рассуждения и доказательства. Для И. обычно считаются типичными неожиданность, невероят¬ность, непосредственная очевидность и неосознанность пути, ве¬дущего к ее результату. С «непосредственным схватыванием», внезапным озарением и прозрением много неясного и спорного. Иногда даже говорится, что И. - это куча хлама, в которую свали¬ваются все интеллектуальные механизмы, о которых не известно, как их проанализировать. И., несомненно, существует и играет за¬метную роль в познании. Далеко не всегда процесс научного и тем более художественного творчества и постижения мира осущес¬твляется в развернутом, расчлененном на этапы виде. Нередко че¬ловек охватывает мыслью сложную ситуацию, не отдавая отчета во всех ее деталях, да и просто не обращая внимания на них. Особенно наглядно это проявляется в военных сражениях, при постановке диагноза, при установлении виновности и невиновности и т. п. 137 Из многообразных трактовок И. можно эскизно наметить сле¬дующие: >> И. Платона как созерцание стоящих за вещами идей, прихо¬дящее внезапно, но предполагающее длительную подготовку ума; >> интеллектуальная И. Декарта как понятие ясного и внима¬тельного ума, настолько простое и отчетливое, что не оставляет никакого сомнения в том, что мы мыслим; >> И. Спинозы, являющаяся «третьим родом» познания (наряду с чувствами и разумом) и схватывающая сущность вещей; >> чувственная И. Канта и его более фундаментальная чистая И. пространства и времени, лежащая в основе математики; >> художественная И. Шопенгауэра, улавливающая сущность мира как мировую волю; >> И. философии жизни (Ницше), несовместимая с разумом, логикой и жизненной практикой, но постигающая мир как фор¬му проявления жизни; >> И. Бергсона как непосредственное слияние субъекта с объек¬том и преодоление противоположности между ними; >> моральная И. Мура как непосредственное видение добра, не являющегося «естественным» свойством вещей и не допускающе¬го рассудочного определения; >> чистая И. времени Брауэра, лежащая в основе деятельности мысленного конструирования математических объектов; >> И. Фрейда как скрытый, бессознательный первоисточник твор¬чества; >> И. Полани как спонтанный процесс интеграции, непосредственного внезапного усмотрения целостности и взаимосвязи в ранее разрозненном множестве объектов. Этот перечень может быть продолжен. В сущности, едва ли не у каждого крупного философа и психолога имеется свое собствен¬ное понимание И. В большинстве случаев эти понимания не ис¬ключают друг друга. И. как «прямое видение истины» не является чем-то сверхра¬зумным. Она не идет в обход чувств и мышления и не составляет особого рода познания. Ее своеобразие состоит в том, что отдель¬ные звенья процесса мышления проносятся более или менее бес¬сознательно и запечатлевается только итог мысли — внезапно от¬крывшаяся истина. Существует давняя традиция противопоставлять И. логике. Нередко И. ставится выше логики даже в математике, где роль стро¬гих доказательств особенно велика. Чтобы усовершенствовать ме¬тод в математике, полагал Шопенгауэр, необходимо прежде всего отказаться от предрассудка — веры в то, будто доказанная истина выше интуитивного знания. Паскаль проводил различие между «ду¬хом геометрии» и «духом проницательности». Первый выражает силу и прямоту ума, проявляющиеся в железной логике рассуж¬дений, второй — широту ума, способность видеть глубже и прозревать истину как бы в озарении. Для Паскаля даже в науке «дух проницательности» независим от логики и стоит неизмеримо выше ее. Еще раньше некоторые математики утверждали, что интуитив¬ное убеждение превосходит логику, подобно тому как ослепительный блеск Солнца затмевает бледное сияние Луны. Неумеренное возвеличение И. в ущерб строгому доказательству неоправданно. Логика и И. не исключают и не подменяют друг друга. В реальном процессе познания они, как правило, тесно пе¬реплетаются, поддерживая и дополняя друг друга. Доказательство санкционирует и узаконивает достижения И., оно сводит к минимуму риск противоречия и субъективности, которыми всегда чре¬вато интуитивное озарение. Логика, по выражению математика Г.Вейля, - это своего рода гигиена, позволяющая сохранить идеи здоровыми и сильными. И. отбрасывает всякую осторожность, ло¬гика учит сдержанности. Только проведенное шаг за шагом логи¬ческое доказательство делает завоевания И. объективно установ¬ленным результатом. Уточняя и закрепляя результаты И., логика сама обращается к ней в поисках поддержки и помощи. Логические принципы не яв¬ляются чем-то заданным раз и навсегда. Они формируются в мно¬говековой практике познания и преобразования мира и представляют собой очищение и систематизацию стихийно складывающихся «мыслительных привычек». Вырастая из аморфной и изменчивой пралогической И., из непосредственного, хотя и неясного «виде¬ния логического», эти принципы всегда остаются связанными с изначальным интуитивным «чувством логического». Не случайно строгое доказательство ничего не значит даже для математика, если результат остается непонятным ему интуитивно. Логика и И. не должны противопоставляться друг другу, каждая из них необходима на своем месте. Внезапное интуитивное озарение способно открыть истины, вряд ли доступные последовательному и строгому логическому рассуждению. Однако ссылка на И. не может служить твердым и тем более последним основанием для принятия каких-то утверждений. И. приводит к интересным новым идеям, но она нередко порождает также ошибки, вводит в заблуждение. Интуитивные догадки субъективны и неустойчивы, они нуждаются в логическом обосновании. Чтобы убедить в интуитивно схваченной истине как других, так и самого себя, требу¬ется развернутое рассуждение, доказательство (см.: Аргументация контекстуальная). / если бог вне нас это сущность благоволящая своё мировоззрение то интуиция человека как озарение без собственного в процессе участия сродни понятию быть на одной волне иже войти в резонанс так вот так как вне нас бог есть от минус бесконечности до плюс себя то мы как конечные величины его модуля имеем с ним так называемые точки соприкосновения которые есть соответственно нашему качеству на его совершенстве ли ещё раз для определения положительности я введена отрицательность нея ибо с определением я определилось и нея так вот мы в сём модуле себя есть не где то там по центру иль по краям а чаще всего где то между этим когда же в крайности впадаем тут нам не до резонанса с богом когда же в центре самоустраняемся тогда и уши нам даются как на примере менделеева думал недодумал а не бросил вот и далось
 


Все | А | Б | В | Г | Д | З | И | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Ц | Ч | Э | Ю | Я


Glossary V2.0

БЛАГОУСТРАИВАТЬ

для записи 2.27.20.6

чинам чести 1.1.49 чинам чести 2.27.7