kosta.gif
повестки

жалуем

ПРИСУТСТВУЮЩИХ

OS: Linux s
PHP: 5.1.6
MySQL: 10.0.28-MariaDB-cll-lve
Время: 22:22
Caching: Disabled
GZIP: Enabled
Участников: 4
Новостей: 345
Ссылок: 4
посетителей: 11767554

Sunday, 21 January 2018

ловкость пальцев
 понимания на которых основывается пророческое
А
Введите искомое слово.

Названии Комментариях Везде
Редакт. глоссарий
Отправить термин

Все | А | Б | В | Г | Д | З | И | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Ц | Ч | Э | Ю | Я


Найдено 400 записей вглоссарии.
страница: «1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 »
Термин Определение
Номологическое Высказывание Что такое

/(от греч. nomos - за­кон, logos — учение, понятие)  высказывание, выражающее за­кон природы. В логике научного познания проблема Н. в. связана с попытками сформулировать формально-логические критерии, позволяющие отличать Н.в. от случайно истинных общих высказываний. Законы природы в логике принято выражать в виде общих условных высказываний типа "х(А(х)->В(х)). Напр., закон «Все металлы электропроводны» записывается так: «Для всякого х, если х - металл (А(х)), то х - электропроводен (В(х)), т. е. "х(a(х)-> В(х))». Однако многие истинные высказывания, не являющиеся законами природы, также выражаются в виде общих условных высказываний. Напр., высказывание «Все мои друзья блондины» получит вид: «Для всякого х, если х — мой друг, то х — блондин». Поэтому возникает вопрос: как отличить общие высказывания, вы­ражающие законы, от общих высказываний, которые хотя и ис­тинны, но закона не выражают? Многолетние усилия ответить на этот вопрос и задать некоторые формальные особенности Н. в., отличающие их от случайно истинных обобщений, не привели к успеху. Тем не менее некоторые черты Н. в. были установлены. Считается, что высказывание, выражающее закон природы, должно быть: общим, универсальным (т.е. область, о которой оно говорит, не должна быть ограничена), нетривиальным (т. е. не должно иметь характера логической тавтологии) и, наконец, между его антецедентом и консеквентом должна существовать смысловая, содержательная связь. / во первых разграничим понятие закона от понятия истинного высказывания например закон выражает причинно следственную закономерность тогда как истинное высказывание не преследует этой цели хотя и указывает на причинно следственную связь или опускает её во вторых проведём параллели между законом и истинным высказыванием например соответствуют действительному положенью дел в третьих суживаем понятие закона до принятого сознанием понятия например рассматриваем только изучающую область то есть исключаем из рассмотрения не изучающую в четвёртых суживаем понятие истинного высказывания до приятого сознанием понимания например область верных умозаключений исключающая из себя неверных в пятых суммируем понимание в форму понимания например если область истинных высказываний предстаёт неким множеством ив то область номологических высказываний принадлежит этому множеству его подмножеством нв с естественным ему соответствием но с определяющими себя недосоответствием то есть любое номологическое высказывание предстаёт в виде истинного высказывания но не любое истинное высказывание предстаёт в виде номологического ещё раз пророческое слово соотносится со словом науки как номологические высказывания с истинными как на примере математика то входит в сферу естествознания но всё ли естествознание математика 

 

 
Норма

/ см.: Нормативное высказывание. / если рассматривать предмет бога как курс определённых нормативных высказываний как на примере математики она курс предписывающий курс то как на примере той же математики которая предстаёт предписанием в количественной сфере деятельности божий курс предстаёт предписанием переосмысливания осмысленных сфер деятельности ещё раз вот и суды которые опровергают ваши светлости как на примере евангелия пришёл я не нарушить а исполнить а те и сами господа в не так ими осмысленной потому и слышащих не в прибавленье смысла у себя а в нарушенье собственности заметь неверной богу от и до 

 

 
Нормальное Множество

/ см.: Противоречие в явном определении. / математика предстаёт количеством математиков ни один из которых не является математикой ибо заметь как она является от каждого из них вот так и в боге он чела он ими но не кем то там из нас иль каким то там особенным ещё раз за что сверстники пророков ненавидят бога пророков за то что сами в нём ни от ума и ни от воли а так в толпе толпой всем сообща куда им шепчет бестолочь вот и естественна реакция от тех кто слышит о своём как о ненормальном множестве 666 

 

 
Нормативная Логика

/ см.: Деонтическая логика. / чтобы составить предписание от математики должно решить задачу как она с естественным привлечением её благоволения вот так и в боге берём вопрос берём решать берём ответ перепроверить подтвердить иль возвратить на доработку а у вас что ни ответ своих решений то и решение о вере в окончательность в ней бога вот так в конечностях своих и конченость самих ещё раз не веры нужно вам отстаивать а растить их ростом бога тогда и будут веры ваши с богом а не вдовами его при нём живом

 

 
Нормативная Модальность

/ см.: Деонтическая модаль­ность. / футбол это не болезни фанатов играющих команд а игры этих самых играющих да и математика это не занятие тех кто верит в что то из неё а занятие тех кто знает чем то из неё потому и предписывается в предмете бога аудитория для всех желающих а сцена для проведения постановочного богом сценария ещё раз как в притче евангелия царь пир и приглашения могу мол захотите отказы привлечения и несоответствия могу пришедших царскому хочу как на примере вышесказанных футбола и математики и это есть игра и это есть решение да вы позор мне а не честь 

 

 
Нормативное Высказывание

/ или: Деонтическое высказывание,  — высказывание, устанавливающее какую-то норму поведения. Языковые формулировки Н. в. многообразны и разнородны. Иногда оно имеет форму повелительного (импера­тивного) предложения. Чаще Н. в. представляется повествовательным предложением с особыми нормативными словами: «обяза­тельно», «разрешено», «запрещено», «(нормативно) безразлич­но». Вместо указанных могут употребляться также другие слова и обороты: «должен», «может», «не должен», «позволено», «реко­мендуется», «возбраняется» и т. п. В языковом представлении Н. в. решающую роль играет контекст, в котором выражается норма. Можно говорить об обычных, или стандартных, формулировках Н. в., но вряд ли можно сказать, что существует грамматическое предложение, в принципе не способное выражать такое высказы­вание. Попытка определить Н. в. на чисто грамматических основа­ниях не приводит к успеху. Более удачными представляются попытки уточнить понятие Н.в. путем выявления внутренней структуры выражаемых норм и ис­следования многообразных разновидностей норм. Структура и логические связи Н. в. изучаются деонтической логи­кой (логикой норм). Она исходит из представления, что все нормы, независимо от их конкретного содержания, имеют одну и ту же структуру. Каждая норма включает четыре «элемента»: содержа­ние — действие, являющееся объектом нормативной регуляции; характер — норма обязывает, разрешает или запрещает это дей­ствие; условия приложения — обстоятельства, в которых должно или не должно выполняться действие; субъект — лицо или группа лиц, которым адресована норма. Не все эти структур­ные элементы находят явное выражение в языковой формулиров­ке Н. в. Но это не означает, что они не обязательны. Без любого из них нет нормы и, значит, нет выражающего ее Н. в. Область норм крайне широка; между нормами и тем, что ими не является, нет ясной границы. Самым общим образом нормы можно разделить на правила (правила игры, грамматики, ло­гики и математики, обычая и ритуала и т. п.), предписания (законы государства, команды и т. п.), технические нормы, говорящие о том, что должно быть сделано для достижения определенного результата. Помимо этих основных групп к нормам относятся также обычаи («Принято, чтобы младшие привет­ствовали старших первыми»), моральные принципы («Не будь завистлив») и правила идеала («Солдат должен быть стойким»). Эти виды норм занимают как бы промежуточное поло­жение между главными видами. Сложность отличения Н. в. от высказываний иных видов, и преж­де всего от высказывания описательного, во многом связана с су­ществованием высказываний, выполняющих сразу несколько фун­кций или меняющих свою функцию от ситуации к ситуации. В частности, нормы почти не встречаются в научных теориях, которые не ставят своей специальной задачей их выработку и обо­снование. В обычные теории нормы входят, как правило, в виде «смешанных», описательно-нормативных (или дескриптивно-прескриптивных) утверждений. Очевиден, в частности, двойственный характер наиболее общих принципов теории. Не являются нормативно нейтральными и все иные законы теорий и даже лежащие в их основе факты. Нормы представляют собой частный случай оценок: это соци­ально апробированные и социально закрепленные оценки. Сред­ством, превращающим позитивную оценку действия в норму, требующую его реализации, является угроза наказания, или санк­ции. «Обязательно действие А» можно определить как «Делать A хорошо, и позитивно ценно, что воздержание от этого действия ведет к наказанию». Н. в. является, таким образом, особым случа­ем оценочного высказывания. Нормы как оценки, стандартизированные с помощью санк­ций, являются частным и довольно узким классом оценок. Нор­мы касаются действий или вещей, тесно связанных с деятельно­стью человека, в то время как оценки могут относиться к лю­бым объектам. Нормы направлены всегда в будущее, оценки могут касаться также как прошлого и настоящего, так и того, что существует вне времени. Как и всякое оценочное высказывание, Н.в. не является ни истинным, ни ложным. Истина характеризует отношение между высказыванием описательным и действительностью. Нормы не яв­ляются дескриптивными, они не употребляются для описания и описывают постольку, поскольку это необходимо для выполне­ния основной функции — предписания. Вопрос о том, приложимы к нормам термины «истинно» и «ложно» или нет, был и остается предметом споров. Во многом они связаны с тем, что значительное число языковых выражений имеет двойственный, описательно-нормативный характер. Тако­вы, в частности, моральные нормы, которые не только предпи­сывают определенное поведение, но и опосредствованно описы­вают сферу моральной жизни. Как говорит «Юма принцип», из высказывания со связкой «есть» невыводимо логически высказывание с «должен». Положение, что нормативное заключение не может быть выведено из чисто описа­тельных посылок, деонтическая логика дополнила утверждением о невыводимости описаний из норм. Отсутствие между Н. в. и описа­тельными высказываниями связи логического следования не оз­начает, конечно, что между этими типами высказываний вообще нет связи. / коперник астрономию сказал а те услышали хуйню бруно высказал об их же собственной те и приняли решение заметь как в отношении предмета астрономии а не только её носящих вот так и в боге ещё раз есть собственные нормативные высказывания вот те плоды которые для спаса есть компетентно проверяющий вот вам и спас есть собственность на конвейере проверки вот вам и действие спасения в сдаваемом предмете ну и при чём здесь ваши все сельхозпродукты в праздник спаса отцы так делали и мы отцы все ваши дятлы как и вы клевещешь род наш человеческий а может в боге сами паразиты которым дятла нет да ты дятел по которым дятлы плачут ага крокодильими 

 

 
Обобщение
Автор: godaltar

(лат. generalisatio)  — мыслительная операция, пе­реход от мысли об индивидуальном, заключенной в понятии, суждении, норме, гипотезе, вопросе и т. п., к мысли об общем; от мысли об общем к мыслям о более общем; от ряда фактов, ситу­аций, событий к их отождествлению в каких-то свойствах с пос­ледующим образованием множеств, соответствующих этим свой­ствам (см.: Индуктивное обобщение). Путем индуктивного О. обра­зуются не только понятия, но и суждения. Под аналитическими понимаются О., осуществляемые на ос­нове анализа соответствующих языковых выражений, определе­ний, применения правил дедукции и не требующие обращения к опыту. Примерами могут быть мысленные переходы от понятия «механическая форма движения материи» к понятию «форма движения материи», от суждения «Киты — млекопитающие» к суждению «Киты — позвоночные», от вопроса «Разрешима ли данная проблема в данном случае?» к вопросу «Разрешима ли данная проблема в общем случае?», от юридической нормы «кража запрещена» к норме «хищение запрещено». Под синтетическими (или индук­тивными) понимаются О., связанные с изучением опытных дан­ных. Они используются при формировании и развитии различных понятий, суждений (в том числе законов), научных теорий. В традиционной логике под О. понятия понимается переход от понятия меньшей общности к понятию большей общности путем отбрасывания признаков, принадлежащих только тем элементам, которые входят в объем обобщаемого понятия (переход от поня­тия «прямоугольный треугольник» к понятию «треугольник»). Противоположной О. является операция ограничения понятия. Большую роль в синтетических О. играет абстракция отождествления. Процесс О. широко используется при образовании понятий не только в научном познании, но и, напр., в процессе формирова­ния художественных образов.

1.1.1.1 небо и земля есть образом обобщения высшего и низшего сильного и слабого большего и меньшего итэпэ ещё раз 1.1.1.27 мужчина и женщина есть образом обобщения могущего и немощного имеющего и неимущего дающего и принимающего итэпэ ещё примерь если дерево имеет рост то трава такого не имеет если море имеет глубину то пустыня собственную если горы высота объёма то обрывы низина если кусты разветвления того же то моисеи то в том видящие итэдэ 
 
 
Обозначения Отношение

/ - отношение между именем и его денотатом, т. е. объектом, к которому относится имя; то же, что и отношение именования. О. о. является одним из фундамен­тальных отношений семантического анализа. Теория О. о. базируется на следующих принципах: 1) однозначности: каждое имя обозначает только один объект; 2) предметности: пред­ложение говорит о предметах, обозначенных входящими в пред­ложение именами; 3) взаимозаменимости: если два имени обозначают один и тот же предмет, то истинностное значение пред­ложения не изменится, если одно из этих имен заменить другим. Казалось бы, эти принципы являются совершенно естествен­ными, однако их последовательное проведение встречает значительные трудности. Во-первых, в неэкстенсиональных кон­текстах нарушается принцип взаимозаменимости, напр. предложение «Н. не знал, что Пушкин был автором "Евгения Онегина"» может быть истинным, но едва ли его можно заменить предложе­нием «Н. не знал, что Пушкин был Пушкиным». Во-вторых, воз­никают проблемы, связанные с использованием пустых имен, таких, как «Пегас», «Зевс» и т. п. Напр., два предложения «Круг­лый квадрат кругл» и «Круглый квадрат не кругл» являются истинными, хотя и противоречат друг другу, следовательно, нару­шается закон противоречия. В-третьих, встают проблемы, свя­занные с использованием единичных отрицательных высказываний существования, напр.: «Не существует простого числа между 7 и 11». Из утвердительного единичного высказывания следует выс­казывание существования, напр. из высказывания «Дунай — евро­пейская река» следует «Существует такой х, что х — европейская река». Однако если мы возьмем высказывание «Пегас не суще­ствует», то из него будет следовать «Существует такой х, который не существует». И наконец, четвертая группа проблем, возникающая в связи с принципами О.о., относится к анализу утвержде­ний тождества: как отличить высказывания «а = а» и «а=b»? Решение перечисленных проблем дает мощный стимул разви­тию логической семантики. / логика это наука преобразовывать мышление в мыслимую структуру которую можно использовать к примеру в программировании тогда как алхимия это наука преобразовывать негодные результаты мышления в пригодные к употреблению к примеру 1.4.16.38 ещё раз бог обозначает бога как на примере математики она соответствует себе в нас нашим её сознанием она соответствует себе нами как нами математики она соответствует себе действительностью как материальное воплощение своего благоволения она соответствует себе в глубине всего соответственно своему естеству неизменного атрибута и изменчивых модусов заметь как где один там будет два три четыре как на примере астрономии где был коперник там и астрономия и его её сознание и её действительность и понимание её сущности вот так говоря одно говорим четыре как по конфуцию о чём нам говорить когда по одному четыре не находят  

 

 
Образец

/ — поведение лица или группы лиц, которому надле­жит следовать. О. принципиально отличается от примера: пример говорит о том, что есть в действительности, и используется для поддержки описательных утверждений; О. говорит о том, что дол­жно быть, и употребляется для подкрепления общих оценочных утверждений. В силу своего особого общественного престижа О. не только поддерживает оценку, но и служит порукой выбран­ному типу поведения: следование общепризнанному О. гаранти­рует высокую оценку поведения в глазах общества. О. играет исключительную роль в социальной жизни, в фор­мировании и упрочении социальных ценностей. Человек, обще­ство, эпоха во многом характеризуются теми О., которым они следуют, и тем, как эти О. ими понимаются. Имеются О., пред­назначенные для всеобщего подражания, но есть и рассчитан­ные только на узкий круг людей. Своеобразным О. является Дон Кихот: ему подражают именно потому, что он был способен самоотверженно следовать О., избранному им самим. О. может быть реальный человек, взятый во всем многообразии присущих ему свойств, но в качестве О. может выступать и поведение че­ловека в определенной, достаточно узкой области: есть О. любви к ближнему, любви к жизни, самопожертвования и т. д. О. может быть также поведение вымышленного лица: литературного ге­роя, героя мифа и т. п. Иногда такой герой выступает не как целостная личность, а демонстрирует своим поведением лишь отдельные добродетели. Можно, напр., подражать Ивану Гроз­ному или Пьеру Безухову, но можно также стремиться следовать в своем поведении альтруизму доктора П. Ф. Гааза или любвео­бильности Дон Жуана. Безразличие к О. само способно выглядеть как О.: в пример иногда ставится тот, кто умеет избежать соблаз­на подражания. Если О. выступает целостный человек, имеющий обычно не только достоинства, но и известные недостатки, не­редко бывает, что его недостатки оказывают на поведение лю­дей большее воздействие, чем его неоспоримые достоинства. Как заметил Б. Паскаль, «пример чистоты нравов Александра Вели­кого куда реже склоняет людей к воздержанности, нежели при­мер его пьянства — к распущенности. Совсем не зазорно быть менее добродетельным, чем он, и простительно быть столь же порочным» (Мысли, 257). Наряду с О. существуют также антиобразцы. Задача последних — дать отталкивающие примеры поведения и тем самым от­вратить от такого поведения. Воздействие антиобразца в случае некоторых людей оказывается даже более эффективным, чем воз­действие О. В качестве факторов, определяющих поведение, О. и антиобразец не вполне равноправны. Не все, что может быть ска­зано об О., в равной мере приложимо также к антиобразцу, кото­рый является, как правило, менее определенным и может быть правильно истолкован только при сравнении его с определенным О.: что значит не походить в своем поведении на Санчо Пансу, понятно лишь тому, кому известно поведение Дон Кихота. Рассуждение, апеллирующее к О., по своей структуре напоминает рассуждение, обращающееся к примеру: «Если должно быть первое, то должно быть второе; второе должно быть; значит, дол­жно быть первое». Это рассуждение от утверждения следствия ус­ловного высказывания к утверждению его основания не является правильным дедуктивным умозаключением, оно представляет собой индуктивное умозаключение. Чаще всего рассуждение, ис­пользующее О., протекает по схеме: «Если всякое S должно быть Р, то S1 должно быть Р, S1 должно быть Р и т. д.; Si должно быть Р, S2 должно быть Р и т. д.; значит, всякое 5 должно быть Б». Аргументация к О. обычна в художественной литературе. Здесь она носит, как правило, непрямой характер: О. предстоит выбрать самому читателю по косвенным указаниям автора. Наряду с О. человеческих действий имеются также О. иных ве­щей: предметов, событий, ситуаций и т. д. Первые О. принято на­зывать идеалами, вторые - стандартами. Для всех объек­тов, с которыми регулярно сталкивается человек, будь то молот­ки, часы, лекарства и т. д., существуют свои стандарты, говорящие о том, какими должны быть объекты данного рода. Ссылка на эти стандарты — частый прием аргументации в поддержку оценок. Стан­дарт, касающийся предметов определенного типа, обычно учитывает типичную их функцию; помимо функциональных свойств он может включать также некоторые морфологические признаки. Напр., никакой молоток не может быть назван хорошим, если с его помо­щью нельзя забивать гвозди; он не будет также хорошим, если он, позволяя забивать гвозди, имеет все-таки плохую рукоятку. / енох ходил пред богом то есть по образцу указанному богом за что и был угоден богу то есть в конце концов его пути так кто же положил начало образцу то есть фундамент заложил того как быть должно двумя а вот кто 1.1.5.(1:2) то есть 1.1.1.(26:28) а на вопрос как это было отвечу было быть не вами ибо будучи по образцу ответ известен самому ещё раз как ценят дёшево господ от бога за то и господа от бога прячут стоимость за собственной мол видите что сами смотрите вот так ищите бога не найти за то что мы средь вас не находили вас ибо только лишь и находили что 1.1.2.20 да 1.1.2.17

 

 
Обращение

/ (лат. conversio)  — в традиционной логике вид не­посредственного умозаключения, в котором вывод получается путем постановки предиката посылки на место субъекта, а субъекта посылки - на место предиката. Общая схема О. выглядит следую­щим образом: S есть Р. Р есть S. Напр., из суждения «Птицы есть позвоночные» мы путем О. полу­чаем вывод «Позвоночные есть птицы». Общеутвердительные суж­дения «Все S есть Р» (типа A) обращаются в частноутвердительные «Некоторые Р есть S» (типа I), напр., суждение «Все рыбы дышат жабрами» обращается в суждение «Некоторые дышащие жабрами есть рыбы»; общеотрицательные суждения «Ни одно S не есть Р» (типа Е) обращаются в общеотрицательные «Ни одно Р не есть S» (типа Е), напр., суждение «Ни один кит не является рыбой» обращается в суждение «Ни одна рыба не есть кит»; частноутвердительные суждения «Некоторые S есть P» (типа I) обращаются в частноутвердительные «Некоторые Р есть S», напр., суждение «Некоторые металлы — жидкости» обращается в сужде­ние «Некоторые жидкости — металлы»; наконец, из частноотрицательного суждения нельзя сделать вывод путем О. / бог к человеку обратился ибо тот к богу обратился вот так двумя предстали настоящему которое увы не обращается к сей паре а если обращается то лишь во зло и паре и себе такая вот беда голов и безголовых ещё раз бог человека обратил на акт плодиться множиться челом то есть кто богом множится плодится тот богом обращённый человек но среди многих этого процесса немало тех кто им не обращён в себя потому и в результатах божьего процесса совсем не божие плоды вот так иисус и обратился к сверстникам мол по непригодным результатам обратим внимание на не угодные чела ну те и взяли обратиться мол варавва им не злой товарищ а вот ты сам не добр к нам всем

 

 


Все | А | Б | В | Г | Д | З | И | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Ц | Ч | Э | Ю | Я


Glossary V2.0

БЛАГОУСТРАИВАТЬ

для записи 2.27.20.6

чинам чести 1.1.49 чинам чести 2.27.7