kosta.gif
повестки

жалуем

ПРИСУТСТВУЮЩИХ

OS: Linux s
PHP: 5.1.6
MySQL: 10.0.28-MariaDB-cll-lve
Время: 22:23
Caching: Disabled
GZIP: Enabled
Участников: 4
Новостей: 345
Ссылок: 4
посетителей: 11767556

Sunday, 21 January 2018

ловкость пальцев
 понимания на которых основывается пророческое
А
Введите искомое слово.

Названии Комментариях Везде
Редакт. глоссарий
Отправить термин

Все | А | Б | В | Г | Д | З | И | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Ц | Ч | Э | Ю | Я


Найдено 400 записей вглоссарии.
страница: «1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 »
Термин Определение
Предикат

/ (от лат. praedicatum - сказанное)  - языковое выра­жение, обозначающее какое-то свойство или отношение. П., указы­вающий на свойство отдельного предмета (напр., «быть зеленым»), называется одноместным. П., обозначающий отношение, назы­вается двухместным, трехместным и т. д., в зависимости от числа членов данного отношения («любит», «находится между» и т. д.). В традиционной логике П. понимался только как свойство, преди­кативная связь означала, что предмету (субъекту) присущ опреде­ленный признак. Это ограничение существенно ослабляло вырази­тельные возможности языка логики. В частности, в системах аксиом математических теорий всегда имеются аксиомы, невыразимые по­средством одноместных П. В современной логике предикация рассматривается как частный случай функциональной зависимости. П. называются функции, значе­ниями которых служат высказывания. Напр., выражение «... есть зеле­ный» (или «х есть зеленый») является функцией от одной перемен­ной, «... любит...» («х любит у») — функция от двух переменных, «...находится между... и...» («х находится между у и z») ~ функция от трех переменных и т. д. Эти выражения превращаются в высказыва­ния при соответствующей подстановке имен вместо переменных или при связывании переменных кванторами (см.: Логика предикатов). / вера как функция аргумента зависит от аргумента соответствующей богу а не человеку форме ибо всё существующее есть по его закону а не по его видишь положенья бог человек вера примерь вера = у человек = х бог = f(x) то есть закономерность для у от участвующего в ней х ещё раз бог предстаёт верой верующего так что какие мы сами таков он нам сам иже не надо лгать себе так бог велел ибо так повелела ваша сущность а бог лишь вывел то на свет  

 

 
Предложение

/ - соединение слов, имеющее самостоятельный смысл, т. е. выражающее законченную мысль. Логика заимствует этот термин из грамматики и использует при определении высказывания как грамматически правильного П., взятого вместе с его содержани­ем. Термин «П.» употребляется также в искусственном (формализо­ванном) языке логики для обозначения тех последовательностей символов, которые при их содержательной интерпретации дают П. естественного языка. Для описания П. часто используется теория немецкого логика Г. Фреге (1848-1925), согласно которой П. является именем определен­ного рода. Как и в обычном имени, содержание П. включает смысл   и обозначаемый объект — денотат. Смысл П. можно охарактеризо­вать как то, что бывает усвоено, когда П. понято, или как то общее, что имеют два П. в различных языках, если они правильно переведены. В качестве объектов, обозначаемых П., выступают два абстрактных предмета, называемых истинностными значениями, — истина и ложь; устанавливается, что все истинные П. обозначают ис­тину, а все ложные П. обозначают ложь. Так, П. «И. С. Тургенев — автор романа "Отцы и дети"» и «Ф. М. Достоевский - автор романа "Бесы"» имеют разный смысл, но обозначают один и тот же объект — исти­ну; П. «Луна обитаема» и «Марс — спутник Фобоса», имеющие разный смысл, обозначают один и тот же объект — ложь. Преимуществом такого взгляда на П. является возможность не­посредственного применения к ним всего того, что говорится об именах. Отождествление П. с именами определенного рода упрощает логическую теорию и придает ей единообразие. Тем не менее оно во многом представляется неестественным. Наиболее обычным упот­реблением П. является не просто называние ч.-л., скажем, абстрак­тных объектов, подобных истине и лжи, а формулировка утвержде­ний. Истолкование П. как частного случая имен заставляет считать такие разные П., как «Волга впадает в Каспийское море» и «Лоша­ди едят овес», обозначающими один и тот же объект, что явно не соответствует обычным представлениям о П. Существуют и многие другие теории содержания П., однако ни одна из них не является общепринятой. / смысл внутри определяет смысл наружу вот так если внутри наплакал кот то и с себя не будет больше как на примере окажите богу честь и началось такое безобразие что пришлось богу отдыхать ещё раз денотат это предмет разговора как главная единица предложения десигнат это присущие предмету свойства то есть его существование как сопутствующие главному его же качества номинат это условность употребляемая в разговоре для обозначения предиката предикат это собственное виденье денотата как на примере функции сказуемое выступает функцией сказуемого аргумента а именно если веру рассмотрим не как остановку в развитии а как действие по развитию верить или не верить получается аргументом х собственное действие функцией у достижение достигаемого в рамках f(x) достигаемого достижения так вот имя собственное предмета разговора предстаёт подлежащим собственных свойств и признаков как одно множество собственного количества ну и конечно единым количеством собственных множеств а не как кому то всё представилось примерь математика как денотат это искомая её единица как десигнат это привлечённое нами её качество как номинат употребляемые в ходе действия её термины как предикат производство потреблённой вот так вот в случаях верности решённое нами несёт собственное имя математики а в случаях неверности наше собственное в ней заметь как потребленье номината ещё не привлеченье десигната ибо привлеченье подразумевает применение  как на примере предиката именем христа так вот в устах ещё не значит подобно образу а подобие и воскрешает образ так что имя собственное воистину воскрес не у того кто откликается на недействительный денотат а у того кто слышит действующие десигнаты

 

 
Предметная Область

/ или: Универсум рассуждения, область теории,  — множество объектов, рассматриваемых в пре­делах отдельного рассуждения, научной теории. П. о. включает прежде всего индивиды, т. е. элементарные объекты, изучаемые теорией, а так­же свойства, отношения и функции, рассматриваемые в теории. Напр., П. о. в зоологии служит множество животных, в теории чисел - нату­ральный ряд чисел, в логике предикатов — любая фиксированная область, содержащая по меньшей мере один предмет. П. о., соединяющая в единство разнотипные объекты, изучаемые в какой-то теории, представляет собой логическую абстракцию. Допу­щение существования П.о. нетривиально, ибо в обычных рассуждени­ях далеко не всегда удается удовлетворить ему естественным образом. / если богу присущ такой атрибут как истинность то любая символизация труда в отличие от символизации смысла является не божьей областью ибо не является таковым в то время как символизация смыслом всё же является истинным изложением а не не являющим его примерь крестить что то символизируя и крестить трудясь что то переиначить есть два конца известной палки одеться в священные одежды символизируя тем самим святость и носить челом а также всем собой необходимые и достаточные атрибуты святости те же два той же одной ещё раз если б иоанн крестил водой то не было б конфликта а так как он крестил предметом то и страшились в то входить ибо выходили быть по правде разве не так написано или написано воды страшились сверстники потому и не по колена им вода а вот ещё разве вас одежды красят разве ими божья святость разве шапка на челе голове той вес может то что носит голова быть обязано весомым разве плечи подставлять переносить собой одежды то же самое что понял что и как писания не лгут    

 

 
Предпочтений Логика

/ - логика сравнительных оценок, вы­ражаемых при помощи понятий «лучше», «хуже», «равноценно», на­зываемых предпочтениями. Логическое исследование сравнительных оценок началось в кон­це 40-х годов этого века в связи с попытками установить формаль­ные критерии разумного (рационального) предпочтения. В качестве самостоятельного раздела модальной логики П. л. начала развиваться после работ Г. X. фон Вригта. В П. л. принимается, что «лучше» и «хуже» взаимно определимы: один объект лучше другого в том и только том случае, когда второй хуже первого. Напр.: «Здоровье лучше болезни» равносильно «Бо­лезнь хуже здоровья». Равноценное определяется как не являющееся ни лучшим, ни худшим («Бронзовая скульптура равноценна мраморной, только если бронзовая скульптура не лучше мраморной и не хуже ее»). Равноценными могут быть и хорошие, и плохие объекты. В числе законов П. л. положения: В П. л. принимается обычно принцип аксиологической полноты для сравнительных оценок: любые два объекта таковы, что один из них или лучше другого, или хуже, или они равноценны. Этот принцип опирается на допущение, что множество вещей, цен­ность которых может сравниваться, охватывает все мыслимые вещи. Очевидно, однако, что сопоставляться на предмет предпочтения мо­гут не любые объекты. Скажем, быть простым числом не лучше и не хуже, чем быть совершенным числом, но это не означает, что простое и совершенное числа в каком-то смысле равноценны. Объекты, по­добные числам или геометрическим фигурам, лежат, по всей вероят­ности, вне области наших предпочтений. Принцип аксиологической полноты не является, таким образом, подлинно универсальным, приложимым к любым совокупностям объектов. Неочевидна также универсальность законов, подобных такому: неверно, что наличие какого-то объекта лучше его отсутствия и вме­сте с тем отсутствие его лучше, чем наличие. Законами этого типа предполагается непротиворечивость множества принимаемых нами предпочтений. Хорошо известно, однако, что реальные совокупности оценок нередко бывают непоследовательными. Принятие условия непротиворечивости ограничивает применимость П. л. внутренне пос­ледовательными системами оценок.   Для некоторых типов предпочтений справедлив закон тран­зитивности: если первое лучше второго, а второе лучше третьего, то первое лучше третьего. В общем же случае предпочтение не является транзитивным (переходным). Напр., если кто-то предпочитает лимону апельсин, а апельсину яблоко, то из этого не вытекает, как кажется, что он предпочитает также лимону яблоко. Отказ от закона транзи­тивности имеет несколько неожиданное следствие. Человек, не следующий в своих предпочтениях этому закону, лишается возможнос­ти выбрать наиболее ценную вещь из неравноценных. Если он пред­почитает лимону апельсин, апельсину - яблоко и вместе с тем предпочитает лимон яблоку, то какую бы из этих трех вещей он ни избрал, всегда останется вещь, предпочитаемая им самим выбранной. Если предположить, что разумный выбор - это выбор, дающий наи­более ценную альтернативу из всех имеющихся, то соблюдение закона транзитивности окажется необходимым условием разумности выбора. П. л. находит интересные применения в экономической теории, в этике и в других дисциплинах. / кому даруем жизнь иисусу иль варавве тому из двух чья жизнь самим дороже иль не тому чья жизнь самим не близка вот так проголосует глупый не за умное ибо ум требует растрат усилий тогда как глупость обещает сыр бесплатный трусливый не за стойкое ибо стойкость ли присуща самому тогда как сам иным предстал пустой не за полное ибо полнота вскрывает пустоту тогда как пустота не вскроет полное итэдэ ещё раз вот ваша в боге ложь которая вас богу убивает вот истина на место лжи которая вас к богу возвращает вот предложение из двух себе одно оставьте вот выбор видите себе вот так вот соответственно себе и будет каждый быть горбатым до могилы иль в косую сажень со спины 1.2.33.23

 

 
Предсказание

/ — вывод о существовании неизвестных ранее фактов, объектов или их свойств, связей между явлениями, сделан­ный на основе теоретических представлений. Всякая научная теория возникает на основе некоторых известных фактов и создается для их объяснения. Однако, наряду с объяснением известного, научная теория всегда предсказывает и нечто неизвестное, т. е. утверждает существование явлений, о которых мы не подозревали до возникно­вения теории. Напр., теория Коперника предсказала годичный па­раллакс звезд, периодическая система Менделеева предсказала существование целого ряда новых химических элементов, социальная теория Маркса предсказала пролетарскую революцию и т. п. Наряду с описанием и объяснением, П. является одной из важ­нейших функций научно-теоретического знания. Именно в П. выражается эвристическая мощь науки, которая за последние 500 лет расширила наш мир до размеров метагалактики, наполнила его вол­нами электромагнитных излучений, разрушила казавшийся недели­мым атом и открыла целый мир элементарных частиц. Конечно, не все П. оказываются истинными, но всякое истинное П. расширяет и обогащает наши представления о мире. / главное настроиться на разум и слушать им его же в нём подобие математик настроился на математику и предсказывает ею её же в ней вот так и в боге с одним только отличием ума достаточно для математики тогда как в боге нужна ещё и воля примерь смысловую тождественность 2.27.20.7 и 2.27.11.7 и попустительство пророка по схеме 5.1.Х:6,-0-, 3(2.09.09 с он) так вот видишь ты умом как смотрит воля заметь как воля действует в предмете математики хочу мол видеть говорит она уму и тот пошёл трудиться воле по уму и воле математики теперь смотри как воля есть в предмете бога хочу мол видеть говорит она уму и тот пошёл тут же преткнуться на развилке и так и этак будет верно так что же хочешь с этих двух как на примере смысловой тождественности вот божья пара утомилась вот прекращение труда вот выступления не божьей а можно так вот божья пара поделилась вот акт свершения труда вот плата сверстников вот удавился её принять видишь и так есть верно и так есть верно а так есть воля между двух хочу мол видеть этим так как на примере математики неужто воля не имеет выбора в предмете математики неужто в ней лишь важен ум а ты проверь свободу выбора её предмета видишь дабы решить решаешь ею теперь проверь решенья в боге дабы решить решаем не столько собственным но сколько собственность

 

 
Прескриптивное Высказывание

/ см.: Нормативное выс­казывание. / предписывающие высказывания как на примере математики если не шаришь не тебе а если взялся бодрствуй потребленье как на примере бога сей змей богат на предложенья и так подаст и этак да вот жена бедна на спрос что так что этак один прок вот так адам выходит крайним как завершающий процесс для начинающего заново поешь к тому что съел ещё и этого 1.1.3.8 теперь смотри что получается при начальный змей есть положительность конечный глас есть отрицательность жена с адамом вы сами в два как с волей ум иль с умом воля иль в два как с тем кому доверили иль в два как сами в той же ситуации иль в два как инструментом углубляться иль как можешь видеть со знанием возможностей видеть как можешь в меру возможностей ещё раз предсказание это умение на основании выстраивать закономерное тогда как предписывающее высказывание всего лишь основание для работы по определению закономерности но не в коем случае не слепое следование к неожидаемому по причине наличия в исходных непонятого потому и произвольно принятого безумия 

 

 
Приведение К Абсурду

/ или: Редукция к абсурду, приведение к нелепости (лат. reductio ad absurdum),  — рас­суждение, показывающее ошибочность какого-то положения путем выведения из него абсурда, т. е. противоречия. Если из высказывания А выводится как высказывание B, так и его отрицание, то верным является отрицание A. Напр., из высказывания «Треугольник — это окружность» вытекает как то, что треугольник имеет углы (так как быть треугольником значит иметь три угла), так и то, что у него нет углов (поскольку он окружность); следовательно, верным явля­ется не исходное высказывание, а его отрицание «Треугольник не является окружностью». Закон П. к а. с применением символики логической (р, q — некото­рые высказывания; —> импликация, «если, то»; ~ отрицание, «не­верно, что») представляется формулой: (р -> q) -> ((р -> ~ q) -> ~ р), если (если р, то q), то (если (если р, то не-q), то не-р).  представля­ется формулой: (р -> р) -> ~ р, если (если р, то не-р), то не-р. Напр., из положения «Всякое правило имеет исключения», которое само является правилом, вытекает выс­казывание «Есть правила, не имеющие исключений»; значит, после­днее высказывание истинно. В романе И. С. Тургенева «Рудин» име­ется такой диалог: «— Стало быть, по-вашему, убеждений нет? - Нет и не существует. — Это ваше убеждение? — Да. — Как же вы говори­те, что их нет? Вот вам уже одно на первый случай». Ошибочному мнению, что никаких убеждений нет, противопоставляется его отри­цание: есть по крайней мере одно убеждение, а именно — что убеж­дений нет. Коль скоро утверждение «Убеждения существуют» выте­кает из своего собственного отрицания, это утверждение, а не его отрицание, является истинным. / как на примере прескриптивного высказывания плодами 1.1.3 яблока рисуют и удивляются художеству невысок бог на мышление потому и глупостями занят изначально вот и приходится пророку указывать на авторства бог ли фрукты видит в плоде не вы ли вольны сами так смотри предсказание а вот ещё содом был сексуально извращён потому и был подвергнут богом сере и огню и ничего в истории не говорится об идеологической платформе общества о его политической структуре и социальном обустройстве для того чтоб метать громы молнии историей содом об извращениях идеологической ориентации политической ориентации социологической ориентации да ну неужто богу задницы важнее трёх указанных не задних чисел определений деятельности человечества потому вот цивилизация руководствуется не богом а идеями отличными от его единицы достигает цели не согласно руководства бога а в обход его и предстаёт не божьим обществом как таковым 1.5.12.1 а таковым как по писанию 1.5.12.4 или вы на чело и они на задницу не идентичны в боге перед богом а вот ещё бог своих ведёт своими вот пророки от него вот народы при пророках вот как дело происходит нет в ответ орут пророку бог пророком вёл евреев а не множеством своих кого только не вёл вводить в курс дела своего вот и отвечаю вы не видите одно в другом потому что одно другим не смотрите а посмотрите и увидите слышите себя по понятью предсказанья нет согласия на то а вот это евангелие то не история а закономерность встречи древа жизни с дровами созерцания сам ты для костра вот вот так коперник для костра а так разжигатели костра а так сошлись сложиться в пару челов века 1.1.1.27: 1.1.2.17 ещё ниндзя на кирилла восстаёт мол нет бога от него и в нём себя при этом забывая в самом то умерло уже смотри как им ли жив ты сам при всём своём ещё раз

 

 
Пример

/ факт или частный случай, используемый в качестве отправного пункта для последующего обобщения и для подкрепления сделанного обобщения. «Далее я говорю, — пишет философ XVIII в. Дж. Беркли, — что грех или моральная испорченность состоят не во внешнем физическом действии или движении, но во внутреннем от­клонении воли от законов разума и религии. Ведь убиение врага в сражении или приведение в исполнение смертного приговора над преступником, согласно закону, не считаются греховными, хотя внеш­нее действие здесь то же, что и в случае убийства». Здесь приводятся два П. (убийство на войне и в исполнение смертного приговора), при­званные подтвердить общее положение о грехе или моральной ис­порченности. Использование фактов или частных случаев в качестве П. нужно отличать от использования их в качестве иллюстрации или образа. Выступая в качестве П., частный случай делает возможным обобщение, в качестве иллюстрации он подкрепляет уже установ­ленное положение, в качестве образца он побуждает к подражанию. В случае П. рассуждение идет по схеме: «если первое, то второе; второе имеет место; значит, первое также имеет место». Данное рассуждение от утверждения следствия условного высказывания к ут­верждению его основания не является правильным дедуктивным умозаключением. Истинность посылок не гарантирует истинности выводимого из них заключения; в случае истинности посылок об истинности заключения можно говорить только с какой-то вероят­ностью. Рассуждение на основе П. не доказывает сопровождаемое П. положение, а лишь подтверждает его, делает его более вероятным, или правдоподобным. Чаще всего рассуждение, использующее П., проте­кает по схеме: «если всякое S есть Р, то S1 есть Р, S2 есть Р и т. д.; S1 есть Р, S2 есть P и т. д.; значит, всякое S есть Р». Это схема индуктив­ного (правдоподобного) рассуждения. П. обладает, однако, рядом осо­бенностей, выделяющих его из числа всех тех фактов и частных случаев, которые привлекаются для подтверждения общих положе­ний и гипотез. П. более убедителен или более весом, чем остальные факты и частные случаи. Он представляет собой не просто факт, а типический факт, т. е. факт, обнаруживающий определенную тенденцию. Типизирующая функция П. объясняет широкое его использо­вание в процессах аргументации, в особенности в гуманитарной и практической аргументации, а также в повседневном рассуждении. П. может использоваться только для поддержки описательных утверждений и в качестве отправного пункта для описательных обобщений. П. не способен поддерживать оценки и утверждения, которые, подобно нормам, клятвам, обещаниям, рекомендациям, декларациям и т. п., тяготеют к оценкам. П. не может служить и исходным материа­лом для оценочных и подобных им утверждений. То, что иногда представляется в качестве П., призванного как-то подкрепить оцен­ку, норму и т. п., на самом деле является не П., а образцом. Отличие П. от образца существенно: П. представляет собой описание, в то время как образец является оценкой, относящейся к какому-то частному случаю и устанавливающей частный стандарт, идеал и т. п. Цель П. — подвести к формулировке общего положения и в ка­кой-то мере быть доводом в поддержку последнего. С этой целью связаны критерии выбора П. Прежде всего избираемый в каче­стве П. факт или частный случай должен выглядеть ясным и нео­споримым. Он должен также достаточно отчетливо выражать тенденцию к обобщению. С требованием тенденциозности или типич­ности, фактов, берущихся в качестве П., связана рекомендация перечислять несколько однотипных П., если, взятые поодиночке, они не подсказывают с нужной определенностью направление предстоящего обобщения или не подкрепляют уже сделанное обобщение. Если намерение аргументировать с помощью П. не объявляется от­крыто, сам приводимый факт и его контекст должны показывать, что слушатели имеют дело именно с П., а не с описанием изолиро­ванного явления, воспринимаемым как простая информация. Собы­тие, используемое в качестве П., должно восприниматься если и не как обычное, то, во всяком случае, как логически и физически воз­можное. Если это не так, то П. просто обрывает последовательность рассуждения и приводит как раз к обратному результату или коми­ческому эффекту. П. должен подбираться и формулироваться таким образом, чтобы он побуждал перейти от единичного или частного к общему, а не от частного опять-таки к частному. Особого внимания требует противоречащий П. Обычно счи­тается, что такой П. может использоваться только при опровержении ошибочных обобщений, их фальсификации. Если выдвигается общее положение «Все лебеди белые», то П. с черными лебедями, живущи­ми в Австралии, способен опровергнуть данное общее положение. Рассуждение идет по схеме: «Все S есть Р, но Sn не есть Р, следова­тельно, некоторые S не есть Р». Однако противоречащий П. нередко используется и иначе: он вводится с намерением воспрепятствовать неправомерному обобщению и, демонстрируя свою несовместимость с ним, подсказать то единственное направление, в котором может идти обобщение. Задача противоречащего П. в этом случае не фальсифика­ция какого-то общего положения, а выявление такого положения. Иногда высказывается мнение, что П. должен приводиться до формулировки того обобщения, к которому он подталкивает и кото­рое он поддерживает. Вряд ли это мнение оправданно. Порядок из­ложения не особенно существен для аргументации с помощью П. Он может предшествовать обобщению, но может также следовать за ним. Функция П.: подтолкнуть мысль к обобщению и подкрепить это обобщение конкретным и типичным П. Если упор делается на то, чтобы придать мысли движение и помочь ей по инерции прийти к обобщающему положению, то П. обычно предшествует обобще­нию. Если же на первый план выдвигается подкрепляющая функ­ция П., то, возможно, его лучше привести после обобщения. Одна­ко эти две задачи, ставшие перед П., настолько тесно связаны, что разделение их и тем более противопоставление, отражающееся на последовательности изложения, возможно только в абстракции. Ско­рее здесь можно говорить о другом правиле, связанном со сложнос­тью и неожиданностью того обобщения, которое делается на основе П. Если оно является сложным или просто неожиданным для аудитории, лучше подготовить его введение предшествующим ему П. Если обобщение в общих чертах известно слушателям и не звучит для них парадоксом, то П. может следовать за его введением в изложение / гномы это иллюстрация смыслового модуля мал да удал или же не вышел ростом они же пример того что мы желаем высказать мол убедитесь сами на известном они же подобие к действительности как действительный образ а не действующий образ действительности о котором нужно вести разговор ибо он тот которым ведут разговор они же модуль прототипа они же вещь которую можно примерить на себя на иного на группу ситуации где явная проблема с ростом интеллекта или же с выносом большого драгоценного с тем чтоб проследить и предсказать они же аргумент они же оператор они же приём мышления как гэ но мы они же совокупность итэдэ ещё раз пример как приём мышления призван вызвать нужную ассоциацию тогда как иллюстрация предлагает ассоциацию подобие намекает образ вытекает итэдэ пример как оператор мышления необходим в качестве закрепителя неясного материала а ясный и без примера полон для его усваивания пример как аспект мышления хорошая позиция для рассеивания сомнения ну и пример как совокупность мышления предстаёт сопутствующим главному материалом пример евангелие это иллюстрация жизни культуры в сорняке пример того как древо жизни столкнулось с тундрой созерцания подобие проведения предмета бога образ как самого предмета так и ему сопутствующих как на примере астрономии где астроном так и коперник находился где находилась пара их смотри как на примере этой божья предстаёт во мне и мною ваш отец ибо я им он мною

 

 
Принцип Взаимозаменимости

/ - один из трех основных принципов теории отношения именования (обозначения) Фреге — Рассела. Согласно П. в., если два выражения имеют один и тот же денотат, то одно из них можно заменять другим, причем предложе­ние, в котором производится такая замена, сохраняет свое истиннос­тное значение, т. е. если оно было истинным, то и остается истинным. Напр., два выражения «Александр Пушкин» и «автор "Повестей Бел­кина"» обозначают одного и того же человека, поэтому в предложе­нии «Александр Пушкин был убит на дуэли в 1837 г.» первое мож­но заменить вторым: «Автор "Повестей Белкина" был убит на дуэ­ли в 1837 г.», и предложение останется истинным. П. в. служит для отличения экстенсиональных контекстов от интенсиональных. Для первых важно только предметное значение выражений (их «объем»), поэтому выражения с одним и тем же денотатом отождествляются, т. е. П.в. справедлив. В интенсио­нальных контекстах учитывается также смысл выражений, поэтому П. в. нарушается: замена выражений с одним денотатом может сде­лать истинное предложение ложным, если эти выражения имеют разный смысл. Напр., если в истинном предложении «Н. не знал, что Александр Пушкин был автором "Повестей Белкина"» выражение «автор "Повестей Белкина"» заменим выражением «Александр Пуш­кин», которое имеет тот же самый денотат, то получим очевидно ложное предложение: «Н. не знал, что Александр Пушкин был Алек­сандром Пушкиным» (см.: Имя, Обозначения отношение). / вначале было два начала высшее и низшее 1.1.1.1 вот так ной высшим оказался тогда как сверстники какими вот и читай одно другим прочесть одно в другом как на примере евангелия иисус то плотничий ребёнок вот и ковчег который продырявили тот самый сук который обломали будучи на нём ещё раз если ной отождествляется с отцом ковчег же с сыном то пара их эквивалентна всевозможным комбинациям к примеру астрономия с коперника родила астронома но и астроном с астрономии произвёл астрономию а его её сознанье от способных то усваивать её саму для продолженья её рода

 

 
Принцип Многозначности

/- положение, в соответствии с которым всякое высказывание имеет одно (и только одно) из трех или более истинностных значений. П. м. лежит в основе многозначной логики и противопоставляется лежащему в фундаменте классичес­кой логики двузначности принципу. Согласно последнему, всякое высказывание является либо истинным, либо ложным, т. е. прини­мает одно из двух возможных истинностных значений — «истинно» и «ложно». П. м. говорит, что высказывание имеет одно из п значе­ний истинности, где и больше двух и может быть как конечным, так и бесконечным. Первыми логическими системами, опирающимися на П. м., были трехзначная логика Я. Лукасевича ( 1920 г.) и n-значная логика Э. Поста ( 1921 г.), в которой высказываниям приписыва­лись значения из конечного множества натуральных чисел 1, 2, ..., п, где п больше единицы и конечно. Введение в логику многозначных систем с особой остротой по­ставило проблему содержательно ясной интерпретации формальных логических построений. Как только допускается более двух значе­ний истинности, встает вопрос: что, собственно, означают промежу­точные между истиной и ложью значения? Если истина понимается как соответствие мысли действительному положению дел, то суще­ствуют ли вообще высказывания, не являющиеся ни соответствую­щими действительности, ни несоответствующими ей? Введение промежуточных значений истинности изменяет смысл самих понятий истины и лжи. Поэтому нужно не просто говорить о придании смысла промежуточным значениям истинности, но и о переистолковании данных двух понятий. Истина и ложь, как они понимаются в классической двузначной логике, несовместимы с допускаемыми П. м. дополнительными значениями истинности. Несмотря на большое число предложенных многозначных систем и предпринятых попыток их содержательного обоснования, идея, что логика, предполагающая более двух значений истинности, не являет­ся «формальным упражнением», все еще не кажется бесспорной. Обычно предполагается, что в случае допущения более двух значе­ний истинности крайними значениями являются «явная истина» и «явная ложь», а промежуточные значения представляют постепенно убывающие градации истины и постепенно возрастающие градации лжи. В предельном случае трехзначной логики промежуточное между «истинно» и «ложно» значение истолковывается как некоторая «неопределенность» («возможность», «проблематичность» и т. п.), равноот­стоящая от обоих, достаточно ясных и определенных полюсов. Имеется и другой возможный подход к обоснованию много­значной логики и лежащего в ее основе П. м. Можно считать, что между истиной и ложью нет никаких промежуточных значений и что многозначная логика имеет дело не с «расщеплением» истины на систему выделенных значений и лжи — на систему невыделен­ных, а с некоторыми дополнительными характеристиками высказы­ваний, отличными от их истинностных значений. В этом случае нет необходимости настаивать на том, что наряду с истиной и ложью имеются иные истинностные значения. Всякое высказывание явля­ется либо истинным, либо ложным, но многозначная логика, в отли­чие от двузначной, стремится учесть не только это обстоятельство, но и особенности той области, в которой истинно высказывание, ме­тод, с помощью которого устанавливается его истинность и т. д. Напр., А. Роузом была построена девятизначная логика, в которой геометрическим высказываниям приписываются значения: 1 — «ис­тинно в геометриях Евклида, Римана и Лобачевского», 2 - «истинно   в геометриях Евклида и Римана, но ложно в геометрии Лобачевс­кого», 3 — «истинно в геометриях Евклида и Лобачевского, но ложно в геометрии Римана» и т. д. Этой многозначной логикой не предполагается, что, помимо истины и лжи, имеются еще какие-то значения истинности. Еще одним примером такого рода является четырехзначная ло­гика, в которой высказывания делятся не только на истинные и ложные, но также на чисто абстрактные, или математические, и конкретные, содержащие ссылку на некоторые эмпирические объекты. Значение 1 приписывается истинному абстрактному высказыванию, 2 — истинному конкретному, 3 — ложному конкретному и 4 — лож­ному абстрактному. Изучение логических систем, опирающихся на П. м., и сопостав­ление их с классической двузначной логикой показало, что ни дву­значности принцип, ни П. м., лежащие в основе отдельных логических систем, не составляют фундамента логики. Двузначность и много­значность — всего лишь отдельные характеристики определенных логических систем, не раскрывающие всего своеобразия последних, а иногда даже не схватывающие существенных их черт. Логика в це­лом не является ни двузначной, ни многозначной. / рассмотрим принцип многозначности на понимании понятия ничтожество примерь я как пользователь компьютера ничтожество ибо слаб использовать его величие но как пользователь компьютера величие ибо при всём своём недоразвитии компьютер смысл приобретает от меня а не пребывает для бессмыслия вот так я как пользователь не то чтоб окончательно но так чтоб несовершённо ещё раз человек это сущность носящих голову и сердце сатана это носитель сердечных заболеваний бес умственных чёрт и голова и руки с задних мест демон бога отказался дьявол усугубляется в отказе клеветой на божьи головы сердца и руки итэдэ так что ж выходит коль в боге нет ума то сразу бесом предстаёшь иль если в нём дал маху сразу сатана иль если натворил чего попало богом чёрт иль если атеист то сразу демон иль если усугубился быть неправо дьявол вот и смотри в ком нет ума тот либо дальше без ума сходить себе с ума либо пустошь заполняет вот и смотри кто совершил ошибку тот либо верен ей её отстаивать в предмете либо верен самому предмету его познать в местах своих ошибок вот и смотри предмет негодным предстаёт не потому что сам предмет негоден а потому что так вот коллектив его представивший собой заметь как чёрт либо чёрт либо кается что чёрт вот и смотри кто бога отказался по причине либо сам напутал либо чёрт попутал вот и смотри увидеть дьявола как либо дальше вниз к концу либо заново с начала  

 

 


Все | А | Б | В | Г | Д | З | И | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Ц | Ч | Э | Ю | Я


Glossary V2.0

БЛАГОУСТРАИВАТЬ

для записи 2.27.20.6

чинам чести 1.1.49 чинам чести 2.27.7